Педагогика

Социология

Компьютерные сети

Историческая личность

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Музыка

Гражданское право

Криминалистика и криминология

Биология

Бухгалтерский учет

История

Правоохранительные органы

География, Экономическая география

Менеджмент (Теория управления и организации)

Психология, Общение, Человек

Философия

Литература, Лингвистика

Культурология

Политология, Политистория

Химия

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Право

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Медицина

Финансовое право

Страховое право

Программирование, Базы данных

История государства и права зарубежных стран

История отечественного государства и права

Трудовое право

Технология

Математика

Уголовное право

Транспорт

Радиоэлектроника

Теория государства и права

Экономика и Финансы

Экономико-математическое моделирование

Международное право

Физкультура и Спорт

Компьютеры и периферийные устройства

Техника

Материаловедение

Программное обеспечение

Налоговое право

Маркетинг, товароведение, реклама

Охрана природы, Экология, Природопользование

Банковское дело и кредитование

Биржевое дело

Здоровье

Административное право

Сельское хозяйство

Геодезия, геология

Хозяйственное право

Физика

Международное частное право

История экономических учений

Экскурсии и туризм

Религия

Искусство

Экологическое право

Разное

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Астрономия

Военная кафедра

Геодезия

Конституционное (государственное) право России

Таможенное право

Нероссийское законодательство

Ветеринария

Металлургия

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Гражданское процессуальное право

Архитектура

Геология

Уголовный процесс

Теория систем управления

Забелин Иван Егорович

Забелин Иван Егорович

Окончив курс в преображенском училище в Москве, не мог продолжать образования по недостатку средств и в 1837 г. поступил на службу в оружейную палату, канцелярским служителем второго разряда.

Знакомство со Строевым и Снегиревым возбудило в нем интерес к изучению русской старины. По архивным документам он написал свою первую статью о путешествиях русских царей на богомолье в Троице-Сергиевскую лавру, напечатал в извлечении в Московских Губернских Ведомостях 1842 г., 17. Статья эта, переделанная и дополненная, появилась в 1847 г. в Чтениях Московского Общества Истории и Древности.

Прочитанный Грановским на дому курс истории расширил исторический кругозор Забелина. В 1848 г. он получил место помощника архивариуса в дворцовой конторе, а в 1856 г. занял место архивариуса. В 1859 г. он перешел в Императорскую археологическую комиссию младшим членом, и ему были поручены раскопки скифских курганов в Екатеринославской губернии и на Таманском полуострове, близ Керчи, давшие множество драгоценных находок.

Результаты раскопок описаны Забелиным в Древностях Геродотовой Скифии (1866 и 1873) и в отчетах археологической комиссии. В 1876 г.

Забелин оставил службу в комиссии. В 1871 г.

Забелин получил степень почетного доктора русской истории от университета святого Владимира. В 1879 г. избран председателем Общества Истории и Древности и затем товарищем председателя исторического музея. В 1884 г.

Забелин член-корреспондент, а в 1892 г. - почетный член Академии Наук. На торжественном праздновании 50-летнего юбилея, в 1892 г., и в 1907 г. (70-летний юбилей) Забелин был приветствован всем русским ученым миром.

Забелин скончался 31 декабря 1908 г.

Исследования Забелина касаются, главным образом, древнейшей киевской эпохи и московского периода русской истории. В области истории внешнего быта и археологии древнейших времен труды его занимают видное место Забелин рассматривает также основные начала русской жизни.

Характеристические черты его - вера в самобытные творческие силы русского народа и любовь к низшему классу, 'крепкому и здоровому нравственно народу - сироте, народу - кормильцу'. В связи с этим Забелин стремится выдвинуть при изучении исторического процесса народную 'общую правду'. Глубокое знакомство со стариной и любовь к ней отражаются в языке Забелина, выразительном и оригинальном, необыкновенно красочном и богатом, с архаическим, народным оттенком. При всем своем идеализме, Забелин не скрывает и отрицательных сторон древней русской истории, например, принижения личности в роде и домостроевской семье.

Разбирая идейные основы русской культуры, он отмечает важное значение экономических отношений в истории политики и культуры.

Первые капитальные сочинения Забелина: 'Домашний быт русских царей в XVI - XVII веках' (1862) и 'Домашний быт русских цариц в XVI - XVII веках' (1869, новое издание, 1872, 1895 и 1901), которые должны были составить часть труда о быте русского народа (остался незаконченным). Им предшествовал ряд статей по отдельным вопросам того же рода, печатался в 'Московских Ведомостях' 1846 г. и в 'Отечественных Записках' 1851 - 58 гг. Рядом с обстоятельнейшим исследованием обряда жизни царя и царицы, мы находим здесь исследования о значении Москвы как вотчинного города, о роли государева дворца, о положении женщины в древней России (глава об этом вопросе издана отдельно в 'Дешевой библиотеке' Суворина), о влиянии византийской культуры, о родовой общине.

Важное значение имеет развитая Забелиным теория вотчинного происхождения Московского государства.

Продолжением I главы 'Домашнего быта русских царей' является замечательная статья 'Большой боярин в своем вотчинном хозяйстве' ('Вестник Европы', 1871, ? 1 и 2). Вышедшие в 1876 и 1879 гг. два тома 'Истории русской жизни с древних времен' (2-е исправленное издание, т. I, М., 1908; т. II, М., 1912, под редакцией А.В. Орешникова ) представляют начало обширного труда по истории русской культуры.

Забелин хотел выяснить все самобытные основы, 'корни и истоки' русской жизни и заимствования ее от финнов, норманов , татар и немцев, и выявить, изобразить наиболее тонкие и интимные, а также наиболее повседневные стороны и черты быта и жизни русского народа. Во имя самобытности славян Забелин вооружается против норманской теории. Он отступает здесь от прежнего своего взгляда на род как на стихийную силу, пригнетавшую и уничтожавшую личность.

Ослабляя значение родоначальника, он говорит, что 'отец - домодержец , выходя из дому и становясь в ряды других домохозяев, становился рядовым братом; братский род представлял такую общину, где первым и естественным законом жизни было братское равенство'. Сочинение оканчивается водворением христианства (эпоха Владимира и Ярослава ). В книге 'Минин и Пожарский, прямые и кривые в Смутное время' (М., 1883; 4-е изд., М., 1901), составившейся из полемических статей против Костомарова , Забелин разбирает причины, смуты и отношения классов в древнерусском обществе. В Минине и Пожарском он видит национальных героев, 'святые образы всенародного движения'. Из ряда статей 50-х и 60-х годов, собранных в 2 томах 'Опытов изучения русских древностей' (1872 - 1873), особенно выдаются: 'История и древности Москвы', 'Царь Алексей Михайлович', 'Русская личность и русское общество накануне петровской реформы', 'Размышления о современных задачах русской истории и древностей'. Интересны также позднейшие статьи: 'Взгляд на развитие московского единодержавия' ('Исторический Вестник', 1881, ? 5; попытка объяснить, при помощи экономических и психологических факторов, усиление московских князей) и 'Черты самобытности в древнерусском зодчестве' ('Древняя и Новая Россия', 1878, ? 3 и 4). Кроме того, Забелиным изданы: 'Историческое описание московского Донского монастыря' (М., 1865 и 1893), ' Кунцево и древний Сетунский стан' (М., 1873, с поразительным очерком истории чувства природы в древнерусском обществе), ' Преображенское или Преображенск ' (М., 1883), 'Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы' (М., 1891 - 1894). Задумав обширную 'Историю города Москвы', Забелин успел дать лишь один ее первый том (М., 1902; 2-е изд. и альбом М., 1905). В 86-томном 'Энциклопедическом Словаре' Брокгауз-Ефрона (т. XIX, стр. 927 - 936) напечатана статья Забелина об истории Москвы. - См.

Коялович 'История русского самосознания' и многочисленные журнальные статьи, в том числе А.Н. Цыпина ('Вестник Европы', 1876, ? 8); К.Н. Бестужева-Рюмина ('Древняя и Новая Россия', ? 8); Первольфа ('Журнал Министерства Народного Просвещения', 1877, ? 7); М.В. Клочкова ('Исторический Вестник', 1909, ? 2); Василия Сахновского ('Русская Мысль', 1912, ? 5); Н.Н. Ардашева ('Древности', т. XXII, 62), речь Д.Н. Анучина 'И.Е. Забелин как археолог' ( ib . и отдельно, М., 1909) и 'Два юбилея учено-литературной деятельности' (L, LXX, М., 1910). Список трудов Забелина в приложении в 'Юбилейный Отчет Императорского Российского Исторического Музея' (М., 1912). Н. Павлов-Сильванский (А. Ел-ч ). Преподавание И. Е. Забелина в Константиновском межевом институте Об уровне преподавания истории в Константиновском межевом институте можно судить по деятельности известного русского историка-педагога Ивана Егоровича Забелина. В 1853 он был приглашен преподавать русскую историю в Константиновский межевой институт. В те годы история в Межевом институте изучалась основательно. В низших классах читался курс «Всеобщая история» , который включал в себя три больших раздела: «Древняя история», «Средняя история» и «Новая история». В старших классах изучался курс «История России», который как это сам определял И. Е. Забелин, представлял собой подробное «…фактическое и хронологическое знакомство с русскою историей», начиная с ее древнейшего периода и заканчивая царствованием Александра 1. В шестом классе воспитанникам предлагалась дополнительная историческая дисциплина «Русская история в связи с археологией». Здесь предусматривалось «…в кратких очерках... изобразить органическую связь событий русской истории, указать причинность этих событий и их значение в историческом развитии народа, при этом рассматривались такие вопросы, как характер государственного строя допетровской Руси, поземельные отношения в Московском государстве, история писцового и межевого дела, развитие промышленности и торговли.

Данный лекционный курс сопровождался практическими занятиями по палеографии, на которых воспитанники учились читать и понимать древние документы. В пояснительной записке на имя сенатора М.Н.Муравьева, И.Е. Забелин определял цель этих занятий следующим образом: «…ознакомить молодых людей с характером и общими условиями старинных почерков и тем самым облегчить для них чтение старинных актов, которые на предстоящей им службе могут встречаться нередко». В этот период для русской общественной жизни характерен возросший интерес к отечественной истории.

Начинается деятельность научных обществ, издаются труды о важнейших явлениях в историческом развитии народа.

Однако основательное изучение русской истории находилось в начальной стадии. Не были еще сформированы такие исторические дисциплины как археология, этнография, лексикология, палеография.

Подобное состояние исторической науки заставляло И. Е. Забелина читать лекции, опираясь в значительной степени на свои собственные исследования. В одной из записок историк указывал: «Имея в виду специальную цель преподавания, отсутствие учебного руководства и вообще невозделанное поле русских древностей, преподаватель по необходимости должен при каждом чтении создавать свои особые записи и извлечения и некоторые отделы разрабатывать даже по источникам». Лекции И.Е. Забелина носили не только учебный, познавательный, но и воспитательный характер. В своих дневниковых записях, пометках и комментариях к лекциям, в набросках статей выдающийся историк высказывал прогрессивные взгляды в педагогической области. Он был против схематизма и косности в педагогике, выступал за активное включение студента в учебный процесс. «Необходимо,- писал он,- чтобы молодой ум сам вырабатывал мысль, а не получал ее готовую из учебника или от преподавателя». Особую роль в этом процессе он отводил изучению истории.

Руководство Межевого института высоко ценило педагогическую и воспитательную работу И.Е. Забелина. Так, в 1857г. за преподавание истории и археологии он был награжден 200руб. серебром, о чем неизменно сообщал в своем послужном списке.

Продолжительная работа в Константиновском межевом институте (до1869г) позволила Забелину сформировать не только полный курс русской истории, но и готовить материалы к изданию самостоятельного учебника по истории. К сожалению, эту задачу он так и не успел реализовать. И.И. Забелин пользовался неизменным уважением и любовью среди своих воспитанников и коллег. Уже много лет спустя, в дни 50-летнего юбилея его учебно-литературной и служебной деятельности, один из воспитанников Межевого института с теплотой и благодарностью вспоминал о забелинских лекциях, а среди поздравительных адресов, присланных Ивану Егоровичу в 1892г., мы находим и такой: «Старинный благоприятель поздравляет Ивана Егоровича Забелина, дай Бог, еще на много лет.

Аптухин ». С самого начала существования Константиновского землемерного училища по тем предметам, по которым не было учебников, преподаватели готовили специальные учебно-методические документы в виде тетрадей, лекций, пособий, раздаточного материала, выдававшихся ученикам для пользования. Они писались от руки каллиграфическим почерком, а затем размножались литографским способом.

Литографским способом готовились также учебные программы отдельных дисциплин, правила приема, расписания экзаменов и занятий и другие учебно-методические материалы. Для примера можно привести расписание экзаменов на 1858г. из архива И.Е.Забелина, предназначенное для преподавателей и воспитанников института (подпись начальника классов А.Л. Апухтина подлинная, пометки сделаны рукой И.Е.Забелина). Таким образом, уровень учебно-методического обеспечения учебного процесса полностью соответствовал требованиям того времени и был направлен налучшую подготовку землемеров.

Исследования И.Е.Забелина Увек Увек лежит в 12 верстах от Саратова, в Саратовском уезде. В глубокой древности, во времена Дария Гистаспа , (лет за 500 до Рождества Христова), на месте нынешнего Увека существовал, по мнению известного историка-археолога И.Е. Забелина, город, построенный греческими выходцами.

Основываясь на сказаниях Геродота о Скифской земле, И.Е. Забелин говорит, что в земле Вудинов , простиравшейся по Волге между Саратовом и Орлом и далее за Оку к западу, жил народ Гелоны . По своему происхождению это были Эллины-Греки, поселившиеся у Вудинов по случаю изгнания их из торговых греческих черноморских городов.

Увек . С картины художника Корнева
У них был деревянный город, единственный во всей стране, окруженный высокими стенами, каждая сторона которых простиралась на 30 стадий - около 5 верст. Стены, дома, храмы - все было деревянное. В этом городе были храмы эллинских богов, устроенные по эллинскому обычаю, с деревянными статуями, жертвенниками и божницами.

Геродот повествует, что Персидский Дарий, преследуя в своем походе скифов, прошел землю Скифскую и Савроматскую (Сарматскую) и нигде не нашел ничего, что можно было бы разорить; но вступя в землю Вудинов , встретил город Гелон и сжег его.

Рассматривая топографические показания Геродота по отношению к земле Вудинов и деревянному греческому городу, И.Е. Забелин приходит к предположению, что город Гелон находился где-либо близ Саратова, ибо это была середина тогдашнего торгового пути из греческих черноморских городов к Уральским горам. Быть может, Гелон находился на Волге, пониже Саратова, на месте погибшего города Увека , остатки которого существовали еще в XVI столетии.

Путешественники того времени говорят, что этот Увек лежит в плодоносной стране где растет во множестве ликорис , яблонные и вишневые деревья. Они прибавляют, что на этом месте 'на высоком холму, был некогда очень красивый замок Увек и подле него город, называемый русскими Содомом; этот город и часть замка провалились по правосудию Божию за грехи народа здесь обитавшего.

Теперь видны только развалины и некоторые гробницы; на одном надгробном камне можно различить формы лошади и всадника, сидящего на ней, с луком в руках. На другом камне видна надпись арабская.' Город этот под именем города Буртас указывается на том же месте, в 20 днях расстояния от Астрахани и арабскими писателями IX-X века. В то время он был важным торжищем в сношениях среднеазиатских и прикаспийских стран со страною нашего Поволжья, с Буртасами и Болгарами. Очень вероятно, что в Геродотово время тот же город служил торжищем для черноморских греков с народами Приуральскими.

Знаменитый венецианец Марко-Поло, проехавший через восточную Россию в Азию, ко двору монгольского хана Кублая и пробывший в свите его 26 лет, от 1272 до 1298 года, в описании своего путешествия упоминает о монгольском городе Укак . (Татарское название города было Укек , что означает 'вал-плотина' ). Арабский географ Измаил Абульфеда , живший от 1273 до 1331 года, говорит о том же городе, называя его Окак . По его словам, город был небольшой и находился на берегу Итиля (Волги), в равном расстоянии от городов Булгара ( ныне село Успенское Спасского уезда Казанской губернии ) и Сарая ( Близ нынешнего города Царева Астраханской губернии ).

Находки на Увеке
Город этот был одним из главных городов Золотой Орды, чеканил свою монету с именем Укека и стоял на довольно высокой ступени культуры. В уцелевших доныне развалинах находятся фундаменты зданий из бутового камня, с кирпичной кладкой, сверху; при раскопках здесь находили водопроводные гончарные трубы, узорчатые плитняковые камни, металлические, фарфоровые, стеклянные и глиняные изделия, чуть ли не большею частью завозного, среднеазиатского происхождения. По интересу находок Увек не уступает Болгарам, а в некоторых отношениях и превосходит его.

Таковы особенно находки каменных и медных православных образков, иконок и крестов, встреченных здесь в довольно значительном количестве.

Большой интерес возбуждает весь керамический отдел, особенно же фарфоровая восточная посуда, различные литейные формочки, гирьки и прочее.

Наибольшее количество вещей (кроме монет) собрано было в последние годы, благодаря производившимся здесь железнодорожным сооружениям.

Предметы эти совершенно аналогичны с вещами, находимыми в других золотоордынских городах. Лишь очень немногие находки относятся к значительно более отдаленному времени, именно в IX - Х веке, что указывает на существование здесь буртасского поселения. Из известных сооружений татарской поры на Увеке наиболее интересно здание, раскопанное в 1891 году С.С. Краснодубровским , представляющее собою четырехугольное сооружение с какими-то круглыми камерами внутри. Сам Краснодубровский говорит, что при этих раскопках находились вещи греческой работы, косвенно подтверждающая мнение И.Е. Забелина о том, что Увек в IV веке до Рождества Христова был местонахождением Гелона , о котором говорит Геродот в IV книге своей истории.

Находки на Увеке
Предполагается, что город этот разрушен Тамерланом, но возможно, что он мог быть покинут жителями и придти в разрушение вследствие оседания почвы и размыва Волгой.

Некоторую опору этому предположению можно найти в предании, записанном еще в XVI веке, что стоявший здесь город Содом провалился за грехи жителей, а главное - в том, что к настоящему времени Увек почти весь уже унесен Волгой; на нижней террасе остается небольшая его часть и, кроме того, кладбище.

Оседание почвы и сползание её в Волгу продолжается беспрерывно.

Заселение Поволжья совершалось среди тревог, при постоянной опасности нападения и, до водворения спокойствия в крае, Увековская гора, служила сторожевым пунктом; вершина горы и доныне сохранила название каланчи . Этой каланчей пользовались и волжские ушкуйники для высматривания судов, на которые нападали с грозным, памятным еще и ныне, кличем: 'сарынь на кичку' . Этот возглас волжских разбойников означал, что все находившиеся на судне, подвергшемся нападению, должны были ложится на кичку (возвышенную часть на носу судна) и лежать, пока разбойники грабили судно. Около Увека был стан Стеньки Разина. В. Крестовский и Д.Л. Мордовцев видели здесь в 1891 году Стенькин овраг и Стенькину пещеру с подземным ходом. У местных жителей сохранилось предание, что где-то в ущельях спрятаны богатства Стеньки Разина.

Эстакада и пристань для налива нефти на Увеке во время разлива Волги
В 1586 году на Увеке предполагалось построить город, но вследствие протеста ногайского князя Уруса , к основанию города преступлено не было. В 1741 году на Увеке устроен был завод по выработке селитры, существовавший до 1749 года.

Огромные кучи остатков от селитряного производства существуют и до сих пор у самого берега реки Волги. В настоящее время (на 1913 год) Береговой Увек известен по грандиозным сооружениям и пароходным пристаням Рязанско-Уральской железной дороги, как передаточный пункт этого пути через Волгу на Уральск. На Увеке устроены большие амбары для хранения товаров и три наклонные плоскости для спуска грузов из амбаров на пароходные дебаркадеры и для подъема грузов наверх. По этим плоскостям грузы поднимаются и спускаются по рельсам в особых вагонетках, при помощи лебедок, приводимых в действие керосиновым двигателем.

Оборот грузов за навигацию на Увекской переправе составляет до 5 миллионов пудов. Спуск на воду около 60%, а подъем около- 40%. По соседству расположена нефтяная станция , состоящая из 19 резервуаров, принадлежащих дороге, емкостью на 2945 тысяч пудов, и 6 частных резервуаров: 2 - товарищества братьев Меркульевых по 150 тысяч пудов, 1 - И.Г. Волкова на 150 тысяч пудов, 1 - Г.С. Дембота на 225 тысяч пудов и 2 - Шамси Асадуллаева по 260 тысяч пудов каждый.

Перекачка нефтяных продуктов из баржей в резервуары производится железнодорожными нефтекачками по трубопроводам, проложенным от берега Волги через увекские пути.

Недалеко от Увека расположен хорошо оборудованный нефтяной склад товарищества братьев Нобель, с резервуарами на 1730 тысяч пудов.

Станция Нефтяная
У подошвы Увековской горы - село Набережный Увек , а за горою, в 3 верстах - село Церковный Увек , куда ежегодно 29 августа стекаются тысячи богомольцев на поклонение иконе Усекновения Главы Св.

Иоанна Предтечи.

Недалеко от церкви, в лощине, находится особо чтимый источник, с очень чистой и приятной водой Здесь же на горе бывает однодневная ярмарка, на которой главными предметами торговли служат сласти, мед и ситец. В четырех верстах от Увека - деревня Трещиха , в пяти - деревня Александровка и в шести - деревня Багаевка . Население этих деревень занимается огородничеством.

Помидоры, огурцы, морковь, картофель и прочее сбываются в Саратове, куда везутся гужом. В летнее время местность заполняется тучами комаров и мошек и в сильной степени малярийная.

Отрывок из трудов И. Е. Забелина 'Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях' и 'Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях' (с комментариями) Глава 9. МНОГИЕ ЯРКИЕ ФАКТЫ ИЗ РУССКОЙ ИСТОРИИ XVI-XVIII ВЕКОВ, ОБНАРУЖЕННЫЕ ИСТОРИКОМ XIX ВЕКА ИВАНОМ ЗАБЕЛИНЫМ И ИНОГДА РАСЦЕНЕННЫЕ ИМ КАК СТРАННЫЕ, ХОРОШО ВПИСЫВАЮТСЯ В НАШУ РЕКОНСТРУКЦИЮ. В настоящей главе мы проанализируем фундаментальный и уникальный двухтомный труд 'Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях' и 'Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях' Ивана Егоровича Забелина, выдающегося русского историка XIX века, [55], [56Пройдемся по страницам его двухтомника и обратим внимание на многочисленные интересные факты, обнаруженные И.Е.Забелиным и плохо вписывающиеся в скалигеровско-миллеровскую версию истории. Или даже вообще категорически ей противоречащие. В то же время они, оказывается, прекрасно отвечают нашей реконструкции.

Замечательный и глубокий историк И.Е.Забелин потратил многие годы на изучение сведений о старинном быте русского царского двора, сохраненных уцелевшими документами. Со страниц книг И.Е.Забелина встает картина, во многом расходящаяся с внушенными нам представлениями о жизни русских царей и цариц. Стоит отметить, что сначала, приступая к этой работе, И.Е.Забелин нисколько не сомневался в правильности внушенной ему с детства романовской картины русской истории. Но по мере знакомства с конкретным документальным и археологическим материалом у него стали зарождаться сомнения, превратившиеся потом в уверенность, что со средневековой русской историей далеко не все в порядке.

Подробнее о таком характерном изменении его научных взглядов мы расскажем в заключительном разделе настоящей главы. А сейчас мы обратимся к исследованиям И.Е.Забелина. 1. РАЗГРОМ И ЗАПУСТЕНИЕ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ, НАЧИНАЯ С ЭПОХИ ПЕТРА I, С НАЧАЛА XVIII ВЕКА. Примечательно, что даже И.Е.Забелин, специально потративший многие годы на поиск уцелевших бытовых документов, смог обнаружить заметные их следы лишь начиная с XVII века. Более ранние первоисточники 'куда-то исчезли' в основной своей массе.

Уцелели лишь слабые следы.

Теперь мы понимаем, что' именно сделали с подлинными документами XIV-XVI веков.

Романовские историки, редакторы и администраторы попросту их уничтожили или заменили на отредактированные копии, см. книгу 'Империя' и ХРОН4. По-видимому, тенденциозной чистке подверглись даже некоторые документы XVII века, несшие в себе сведения о прежней Руси-Орде.

Например, как пишет И.Е.Забелин, полатам и всяким зданиям, которые в Кремле на их государском дворе' (Матер., No.89). К СОЖАЛЕНИЮ, ЭТОТ ЧЕРТЕЖ НЕ СОХРАНИЛСЯ... Недавно мы получили возможность воспользоваться КОПИЯМИ (и опять копии, а где оригиналы? - Авт.) с чертежей, составленных в 1751 году. ЭТИ КОПИИ, НЕ ИМЕЮЩИЕ, ОДНАКО, ПОДРОБНОЙ ОПИСИ, принадлежат ныне Историческому Музею и представляют драгоценнейший памятник Кремлевской дворцовой старины>> [55], ч.1, с.72. Итак, мы узнае'м , что до наших дней дошли лишь ПОЗДНИЕ КОПИИ С ПОЗДНИХ ПЛАНОВ КРЕМЛЯ, СОСТАВЛЕННЫХ ЛИШЬ В 1751 ГОДУ, то есть во второй половине XVIII века. А более ранних планов Кремля сегодня уже нет. Что с ними случилось? Уничтожены? Получается, что сегодня мы плохо представляем себе - как выглядел Московский Кремль ранее 1751 года. В [РАР] и ХРОН4,гл.6 мы привели наиболее известные планы города Москвы, относимые сегодня к XVI-XVII векам.

Однако есть серьезные основания полагать, что все они изготовлены значительно позднее, задним числом, и несут на себе заметный отпечаток романовской эпохи не ранее XVIII века, см. подробности в ХРОН4,гл.6:14.2. Согласно нашей реконструкции, в эпоху Петра I отношения между сравнительной небольшой романовской Россией и огромной Московской Тартарией , включавшей в себя не только Сибирь и Дальний Восток, но и обширные земли Америки, стали особо напряженными.

Романовы, опасаясь восстановления власти Орды в центральной России, предпочли перенести свою столицу в далекий Петербург, специально для этого возведенный Петром I. Прежней столице - Москва, пока еще ассоциировавшейся в сознании многих людей с Ордой XIV-XVI веков, была отведена роль второразрядного города.

Совершенно ясно, что на Москву, и особенно на Московский Кремль, должны были опуститься глубокие политические сумерки.

Интересно, что именно такая картина забвения и запустения встает со страниц документов XVIII века. Вот что сообщает И.Е.Забелин. 'С наступлением XVIII века Кремлевский дворец БЫЛ ПОКИНУТ вместе со всею стариною царской жизни. Петр оставил дворец еще отроком, вскоре после первого бунта стрельцов... В Кремль он приезжал редко, большею частью только из необходимости присутствовать при приеме иноземного посла или на царских праздниках или панихидах и при совершении торжественных церковных обрядов, ЧЕГО НЕИЗМЕННО ТРЕБОВАЛО ОБЩЕЕ МНЕНИЕ ВЕКА' [55], ч.1, с.115. Напомним здесь, что в эпоху Петра I, вероятно, 'в общем мнении века' еще жило смутное воспоминание, что Москва XVI века была построена как второй Иерусалим, то есть как священный город,. (Напомним, что первым, евангельским Иерусалимом, был Царь-Град). Строительство Москвы было подробно описано в Библии, в книгах Ездры и Неемии . Здесь и только здесь должны были в первую очередь совершаться особо торжественные обряды Империи. Так было в эпоху Руси-Орды = Израиля. Так еще какое-то время происходило и при первых Романовых. Но потом традиция стала постепенно забываться под напористым давлением романовской династии. И.Е.Забелин продолжает: 'Впрочем и эти приезды (Петра -.) год от году становились реже... ТОЧНЫМ ИСПОЛНИТЕЛЕМ СТАРИННЫХ ОБРЯДОВ ОСТАВАЛСЯ ДО СВОЕЙ КОНЧИНЫ БОГОМОЛЬНЫЙ БРАТ ПЕТРА, ЦАРЬ ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ, ЖИВШИЙ ПОСТОЯННО В КРЕМЛЕ вместе с царицами и царевнами' [55], ч.1, с.115-116. Отметим, что романовская история царствования Петра I, и особенно периода его соправления с царем Иваном, достаточно туманна и противоречива.

Сегодня следует более внимательно разобраться в событиях той далекой эпохи, поскольку, повторим, основным ее лейтмотивом было противостояние романовской России и ордынской Московской Тартарии . Именно это обстоятельство старательно скрывали и скрывают романовские историки. Далее: 'Шведская война, начавшаяся с первых лет XVIII стол., окончательно выселила Петра не только из дворца, но и из самой Москвы. С этого времени дворец был совсем покинут, так что церемониальные въезды царя в Москву... направлялись уже не в Кремль, в Спасские ворота, КАК БЫ СЛЕДОВАЛО ОЖИДАТЬ, а мимо, в новую резиденцию, в село Преображенское ' [55], ч.1, с.116. Далее: полаты (Кремля - Авт.) и жилые здания дворца оставались не занятыми и мало-по-малу ВЕТШАЛИ И РАЗРУШАЛИСЬ. Время от времени В НИХ ПРОИСХОДИЛИ СОВСЕМ ИНЫЕ, ДОТОЛЕ НЕВОЗМОЖНЫЕ ТОРЖЕСТВА И ОБРЯДЫ. В Грановитой Полате , расписанной ' бытейским письмом', ВМЕСТО ПРЕЖНИХ ТОРЖЕСТВЕННЫХ ПОСОЛЬСКИХ ПРИЕМОВ, ТЕПЕРЬ, КАК В ВЕСЬМА УДОБНОЙ ПУСТОЙ ХРАМИНЕ, УСТРАИВАЛИСЬ УЖЕ КОМЕДИИ И ДИОЛЕГИИ. В 1702 г. по случаю свадьбы ШУТА Филата (Ивана) Шанского в Полате была устроена ' Диолегия '; а в 1704 г. по случаю свадьбы другого ШУТА Ивана Кокошкина была устроена 'Комедия'>> [55], ч.1, с.117. Итак, Романовы не просто бросили старинный русско-ордынский Кремль Москвы=Иерусалима на произвол судьбы, но решили поиздеваться над прежними 'монгольскими' святынями. В знаменитую Грановитую Палату, например, запустили шутов с их 'свадьбами'. Пусть, дескать, повеселятся.

Посмотрим же - как именно плясали, пили и талантливо острили романовские паяцы и их друзья в самом сердце прежней столицы ханской Руси-Орды = библейского Израиля.

Старинные документы, после долгого забвения увидевшие наконец свет, благодаря стараниям И.Е.Забелина, сообщают следующее. 'УСТРАИВАЛ КОМЕДИЮ ЛАТИНСКИХ ШКОЛ ПРЕФЕКТ И ФИЛОСОФИИ УЧИТЕЛЬ ИЕРОМОНАХ ИОСИФ. ВЕРОЯТНО, ПРИ УСТРОЙСТВЕ ЭТИХ КОМЕДИЙ ЗАБЕЛЕНА БЫЛА ИЗВЕСТЬЮ (! - Авт.) И ВСЯ УЖЕ ВЕТХАЯ СТЕНОПИСЬ ПОЛАТЫ' [55], ч.1, с.117-118. Все ясно. Мы видим, что западноевропейские 'учителя', заполонившие романовскую Россию, - а особенно после всем нам многократно внушенного прорубания Петром окна в просвещенную Европу, - не просто паясничали в стенах русско-ордынских храмов, но и, упиваясь безнаказанностью, уничтожали беззащитную ордынскую старину. В частности, забеливали известью старинные фрески в Кремле. Надо думать, потом, задним числом, объявили уничтоженные фрески ужасно ветхими.

Настолько, дескать, были они безобразными и некрасивыми, что ничего не оставалось, как покрыть их известью. Стало чисто, бело и красиво.

Старинные русские изображения перестали раздражать утонченный латинский вкус.

Выждав некоторое время, Петр I потребовал затем описать уцелевшие после разгрома строения и имущество Кремля [55], ч.1, с.118-119. Архитектор Христофор Кондрат и поручик Иван Аничков 'работали почти целый год и представили опись в декабре того же 1722 года' [55], ч.1, с.119. Отметим, что Петр I приказал сделать опись ЛИШЬ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ после описанных выше погромов, учиненных латинскими просветителями и шутами, в частности, в Кремле.

Получается, что на протяжении ДЕСЯТИ ЛЕТ европейские 'учителя' и паяцы беспрепятственно глумились над памятниками ордынской столицы. Таким образом, Петр I цинично и довольно долго ждал, пока с его молчаливого (или не молчаливого) согласия старинный Кремль Руси-Орды будет достаточно разрушен и опозорен.

Досыта поиздевавшись над Кремлем, утонченные цивилизаторы и шуты удовлетворенно удалились. Лишь потом романовские власти послали сюда двух чиновников для описи оставшегося. Что же увидели Христофор Кондрат и Иван Аничков, войдя в разгромленный, причем в мирное время, Кремль? 'Опись в подробности засвидетельствовала ДАВНИШНЕЕ И ПОЛНЕЙШЕЕ ЗАПУСТЕНИЕ И ОБВЕТШАНИЕ ВСЕХ ДВОРЦОВЫХ ЗДАНИЙ. Кровли во всех приемных полатах были уже простые тесовые, отчасти гонтовые или драничные , И ТЕ ВСЕ ПОГНИЛИ И ОБВАЛИЛИСЬ. ПОКОИ ТЕРЕМНОГО ДВОРЦА СТОЯЛИ БЕЗ ДВЕРЕЙ, БЕЗ ОКОННИЦ, БЕЗ ПОЛОВ. Как пожар 1701 г. (вот и пожар в Кремле 'очень кстати' приключился - Авт.) все деревянное опустошил, так все и оставалось, а каменное тоже, напр., резьба, золочение, стенопись, все было попорчено огнем и частью обвалилось. ПОВСЮДУ ПОЛАТЫ СТОЯЛИ ТОЖЕ БЕЗ ДВЕРЕЙ И ОКОННИЦ, БЕЗ ПОЛОВ И БЕЗ ВСЯКОГО ВНУТРЕННЕГО НАРЯДА, В ИНЫХ МЕСТАХ С ОБВАЛИВШИМИСЯ СВОДАМИ, В ИНЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ СОВСЕМ НЕПОКРЫТЫЕ НИКАКОЙ КРОВЛЕЙ, КАК СТОЯЛИ, НАПР., ГОСУДАРЕВЫ ПОКОИ, находившиеся подле Куретных ворот и Светлицы... Очень немногие помещения были возобновлены для необходимого житья служителям или для сохранения каких-либо казенных вещей и припасов. Весь Дворец во всех своих подробностях требовал безчисленных поделок и возобновлений' [55], ч.1, с.119. Некоторые романовские администраторы, простодушно, но ошибочно, думая, будто Петр действительно прикажет восстановить Кремль, аккуратно составили смету расходов. Ясное дело, вышла немалая сумма.

Подали Петру. Но в ответ услышали: денег нет, а точнее, деньги есть, но вовсе не на восстановление Кремля. У нас, мол, - куда более неотложные дела. В самом деле, документы говорят по сему поводу следующее. 'Деньги были надобны на прямые и неотложные государственные нужды, а здесь (в Кремле - Авт.) представлялся немалый расход на возобновление ТЕПЕРЬ НИКОМУ НЕНАДОБНОЙ ОБШИРНОЙ ВЕТХОСТИ, КОТОРАЯ БЫЛА УЖЕ ДАВНО ОСУЖДЕНА НА УНИЧТОЖЕНИЕ НОВЫМ ПОРЯДКОМ РУССКОЙ ЖИЗНИ. Как оказывалось, заботы Петра в этом случае ограничивались только устройством некоторых главнейших зданий для предположенной им коронации Императрицы Екатерины' [55], с.1, с.119. Коронация состоялась 7 мая 1724 года. Но празднества происходили опять-таки не в Кремле, а 'за Москвою рекою, ПРОТИВ КРЕМЛЯ, на Царицыном Лугу, сожигаемы были великолепные фейерверки' [55], ч.1, с.120. После этого проблеска внимания со стороны Петра, Московский Кремль вновь и надолго погрузился в сумерки забвения. И.Е.Забелин сообщает: 'Петр выехал из Москвы 16 июня. ДВОРЕЦ БЫЛ ОСТАВЛЕН ПО-ПРЕЖНЕМУ НА ЗАПУСТЕНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ. ЖИТЬ В НЕМ НЕ БЫЛО ВОЗМОЖНОСТИ. Двор, во время приездов в Москву... пребывал обыкновенно в Летнем ( Головинском ) Дворце на Яузе... Почти при каждой новой коронации возникала мысль основать пребывание в Кремле... Но как только оканчивались церемонии и пиры, все уезжало в Петербург - И О МОСКВЕ, И О КРЕМЛЕ ЗАБЫВАЛИ ПО-ПРЕЖНЕМУ ДО НОВОГО ПРИЕЗДА... Здания ветшали с каждым годом.

Поправка их стоила дорого и с каждым годом становилась еще дороже' [55], ч.1, с.121. Складывается впечатление, что выжидали подходящего пожара.

Наконец, дождались. Или, быть может, сами подожгли. А потом стали лить крокодиловы слезы.

Сообщается следующее: 'В 1737 г., мая 29 (то есть через ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ после коронации Екатерины, в течение которых Кремль и Москва по-прежнему были заброшены - Авт.) МОСКВУ ОПУСТОШИЛ СТРАШНЫЙ ПОЖАР, ОТ КОТОРОГО ЗНАЧИТЕЛЬНО ПОТЕРПЕЛ И КРЕМЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ. Кровли на всех церквах и почти на всех зданиях, на полатах : Грановитой , Столовой, Ответной и др., сгорели; в том числе над Красным Крыльцом медная кровля, крытая по железным связям и по дереву, сгорела и обвалилась. В Столовой и Ответной полатах пол и в окнах и в дверях рамы и окончины и каменные столбы, около окон косящатой камень облопался и железные связи порвало. СГОРЕЛИ ВЕРХНИЙ И НИЖНИЙ НАБЕРЕЖНЫЕ САДЫ' [55], ч.1, с.121-122. Напомним здесь, что, согласно нашим исследованиям, именно эти знаменитые кремлевские сады ордынской Москвы=Иерусалима были широко известны в 'античном' мире XVI века как висячие сады Семирамиды, см. [ВВЕД], ХРОН6,гл.10:4.14 и ХРОН6,гл.18:21.2. Так что погибли они в 1737 году. А вовсе не 'в глубочайшей древности', как стали потом всех уверять скалигеровские и романовские историки. Далее: полате стекла перелопались и сгорела крыша над всхожим крыльцом, крытая белым железом. В полатах за верхними Теремами, т.е. на внутреннем дворе, также на Кормовом и Хлебенном дворцах, в сушилах, и на Сытном дворце - все выгорело: полы, потолки, двери, лавки.

Сгорел также большой корпус Главной Дворцовой канцелярии, прежний Приказ Большого Дворца... ПРИЧЕМ БОЛЬШЕЮ ЧАСТЬЮ ПОГИБ И АРХИВ. Во второй полате этого здания сгорело '44 шафа (шкафа - Авт.), а в них положены были разобранные описные и не описные дела по годам, прошлых лет, также писцовые и переписныя , и дозорныя , и межевыя , и отдельныя , и отказныя , и приходныя и расходныя и другия всякия книги с 7079 (1571) по 700 год'>> [55], ч.1, с.122. Таким образом, очень удачно для романовской истории, причем как бы сами собой, сгорели ценнейшие русско-ордынские архивы XVI-XVII веков. И.Е.Забелин справедливо сокрушается: 'Утрата невознаградимая для истории царского быта во всех отношениях и особенно для истории древних художеств и ремесел, деятельность которых, в XVI и XVII ст., с особенною силою приливала ко Дворцу. Кроме того, и в других полатах , вместе с делами с 1700 года, сгорели, без сомнения, весьма любопытные бумаги, принадлежавшие Меншикову и Долгоруким, а также Походной Канцелярии Петра.

Сгорело 'князей Долгоруких сундуков и ящиков и баулов и коробок с домовыми делами шестнадцать... три ящика с Долгоруковскими крепостьми ... четыре сундука с домовыми князя Меншикова книгами и делами'. Хотя после пожара некоторые здания были возобновлены и починены и все покрыты кровлями, однакож многие из них, особенно на заднем дворе, с того времени, ПРИШЛИ В ЕЩЕ БОЛЬШЕЕ ЗАПУСТЕНИЕ И СОВСЕМ БЫЛИ ОСТАВЛЕНЫ. К новой коронации, при императрице Елисавете , точно также оказалось, что в Московских дворцах, по их неустройству, ЖИТЬ БЫЛО НЕЛЬЗЯ, И НЕ ТОЛЬКО В КРЕМЛЕВСКОМ, НО ДАЖЕ В ГОЛОВИНСКОМ И ЛЕФОРТОВСКОМ' [55], ч.1, с.122. В декабре 1741 года было приказано починить хотя бы часть дворцовых помещений.

Начались восстановительные работы.

Длились они год. По их окончании, однако, выяснилось, что 'Кремлевский дворец ВСЕ-ТАКИ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛ УДОБСТВ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ПРЕБЫВАНИЯ, и императрица вскоре переселилась на Яузу в Зимний Дом, а двор - в Лефортовский дворец' [55], ч.1, с.123. Справедливости ради надо сказать, что при Елизавете время от времени все-таки начали предприниматься отдельные попытки хоть как-то спасти Кремль от окончательного разрушения. Но попытки были весьма слабыми и через некоторое время снова затухали. В 1749 году Елизавета высказала мысль о постройке деревянного дома на Набережном саду. 'Но вскоре это намерение было оставлено' [55], с.1, с.123. Решили выстроить каменный дворец Полат , подле Благовещенского собора. С этой целью упомянутые полаты , в 1752-1753 г., БЫЛИ РАЗОБРАНЫ со всякою бережью и затем на сводах и стенах древнего подклетного этажа построено в 1753 г. новое здание в Растреллиевском вкусе и названо Кремлевским Зимним Дворцом... Между тем другие части дворца ВСЕ БОЛЕЕ И БОЛЕЕ ВЕТШАЛИ, БЕЗ ПОЧИНОК И ПОДДЕРЖКИ. Например, о Рождественском соборе протопоп Аврамий доносил, что 'в 1751 г. на том соборе крест на главе дубовый, обложенный медью позлащенной, бурею переломило и цепи порвало; под главою крышка медная с подзорами от бури повредилась, так что сквозь сводов течет, внутри подмазка валится и от того падения как бы не учинилось святейшей Евхаристии повреждения'. Такое состояние зданий, особенно тех, которые были ВОВСЕ БРОШЕНЫ, внушало достаточные опасения; следовало, по крайней мере, предупредить их внезапное разрушение>> [55], ч.1, с.123-124. В 1753 году императрица приказала осмотреть подвальные помещения обветшавшего Кремля.

Архитекторы Ухтомский и Евлашев составили подробные планы с указанием обвалов и основных разрушений.

Причем было отмечено, что во многие подземные помещения доступ стал невозможен. 'Все это подтвердил и сам обер-архитектор Растрелли, поверявший осмотр Ухтомского и Евлашева ' [55], ч.1, с.124. Далее: 'Тогда же назначено было разобрать наиболее обветшавший и совсем почти развалившийся корпус, примыкавший к прежнему Патриаршему дворцу и к Троицкому подворью, где были некогда хоромы царевен, также нижние каменные этажи хором царицы Натальи Кирилловны и малолетнего Петра... Эти здания, построенные в конце XVII в., следовательно гораздо позднее других, так потерпели от пожаров 1696 и 1701 г., что не простояли и 60 лет, между тем как другие отделения дворца, именно дворец Теремной и Потешный, уцелели даже до нашего времени, несмотря на переделки и перестройки, весьма часто портившие их своды и стены. Таким образом С ПОЛОВИНЫ XVIII СТ. СТАРЫЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ СТАЛ ПОНЕМНОГУ РАЗБИРАТЬСЯ. Особенному запущению и обветшанию некоторых его частей очень много способствовало и то, что в нем помещены были разные Коллегии, Канцелярии и Комиссии. Еще при Петре было отдано под эти присутствия 59 полат ... ОСТАВИВШИ СОВСЕМ ДВОРЕЦ, Петр, конечно, ничего лучше не мог придумать, как поместить в опустелых полатах свои новоучрежденные Коллегии и Канцелярии... Но переведенные таким образом во Дворец Коллегии ПОСЛУЖИЛИ К БОЛЬШЕМУ ЕГО НЕУСТРОЙСТВУ И ЗАПУЩЕНИЮ, по той причине, что почти каждая Коллегия переехала не только со своими архивами, чиновниками, сторожами, разного рода просителями... но перевезла с собою и своих КОЛОДНИКОВ, которые и проживали, без сомнения, по целым месяцам и годам в дворцовых каменных подклетах . Все это умножало нечистоту, грязь, разрушавшие преждевременно древние здания' [55], ч.1, с.125. Таким образом, в эпоху Петра и после него Московский Кремль фактически использовали, в частности, как ТЮРЬМУ И КОЛОНИЮ для преступников, должников, в общем, для колодников. Уже одно это показывает всю глубину пренебрежения и презрения, которые подчеркнуто демонстрировали Романовы по отношению к древней святыне Москвы=Иерусалима . Идея разместить в самом сердце прежней Великой = 'Монгольской' Империи (откуда не так давно управлялся практически весь цивилизованный мир XIV-XVI веков) КОЛОНИИ КОЛОДНИКОВ И КОНЮШНИ (см. ниже), - носила явно идеологический характер, Новый оккупационный порядок на территории завоеванной Руси наглядно показывал ее населению - кто теперь хозяин, пачкая грязью и конским навозом прежние ордынские символы и святыни.

Картина, встающая со страниц старинных документов, поразительна.

Стараго (?) и Доимочнаго Приказовъ (находившихся где-то подле этого Двора, который стоял МЕЖДУ АРХАНГЕЛЬСКИМ И БЛАГОВЕЩЕНСКИМ СОБОРАМИ), всякой пометной и непотребной соръ от нужниковъ и от постою ЛОШАДЕЙ И ОТ КОЛОДНИКОВЪ, которые содержатся из Оберъ-Бергамта , подвергает царскую казну немалой опасности, ибо от того является СМРАДНЫЙ ДУХЪ, а от того духу Его Императорскаго Величества золотой и серебряной посуде и иной казне можно ожидать всякой вреды , отчегобъ не почернело'... Почему начальство и просило сор очистить, а КОЛОДНИКОВ свесть в иные места>> [55], ч.1, с.125. Однако, как мы видим, по мнению Романовых, тюремно-навозный дух, которым начал при них смердеть Кремль, вполне отвечал пропагандистско-воспитательным целям новой династии. Пусть колодники и лошади толкутся и накапливаются в Кремле и дальше.

Остановимся на минуту.

Кажется, дальше уже некуда. Вроде бы все было сделано грамотно и более чем достаточно. В самом деле. Новые цари демонстративно покинули Кремль. Затем его даже перестали охранять, забросили вовсе и обрекли на постепенное естественное разрушение.

Запустили сюда шутов.

Устраивали комедийные представления паяцев.

Забеливали известью или вообще сбивали старинные фрески в Палатах и соборах, см. книгу 'Империя' и ХРОН4,гл.14:5.3. Наконец, организовали в Кремле тюрьмы и конюшни.

Кажется, вполне достаточно поиздевались над памятью Руси-Орды. Но нет! Какая-то странно навязчивая идея вновь и вновь обуревала романовских властителей. Им все казалось мало и мало... Подумав, обрадованно сообразили еще одну вещь. ОТКРЫЛИ В СТАРИННОМ КРЕМЛЕ ПИТЕЙНЫЙ ДОМ, КАБАК. Чтобы молчаливые остатки древних памятников Руси-Орды погрузились в пьяные вопли и сопутствующие ароматы.

Документы сообщают следующее. 'Следует также припомнить, что находившиеся в Кремле старые Приказы, огромный корпус которых тянулся по окраине Кремлевской горы от Архангельского собора почти до Спасских ворот, как равно и новоучрежденные Коллегии, помещенные во Дворце, вызвали потребность в ПИТЕЙНОМ ДОМЕ, который неизвестно в какое время, ЯВИЛСЯ В САМОМ КРЕМЛЕ, под горою, у Тайницких ворот. КАБАК этот именовался Катокъ , вероятно, по крутизне схода к нему из Приказов' [55], ч.1, с.126. Итак, в Кремле стало совсем весело.

Пьяные разудалые песни и крики бомжей понеслись над молчаливыми древними ордынско-ханскими соборами. Ясное дело, время от времени вспыхивали драки и поножовщины.

Добропорядочные граждане шарахались и обходили помрачневший Кремль стороной.

Сколько лет просуществовала эта воспитательная романовская идея, точно неизвестно. В 1733 году императрица Анна все-таки решила прекратить столь разнузданное безобразие.

Романовы как бы слегка смягчили наказание, наложенное ими на Московский Кремль. Анна повелела 'из Кремля его (кабак - Авт.) вывесть немедленно вонъ и построить въ Беломъ или Земляномъ городе, в удобном месте... и для того (т.е. для сохранения количества сбору) вместо того одного кабака... ПРИБАВИТЬ НЕСКОЛЬКО КАБАКОВ, а в Кремле отнюдь бы его не было'. Цит . по [55], ч.2, с.126. И.Е.Забелин с удовлетворением комментирует: 'Таким образом НЕ БЕЗ ЖЕРТВЫ удалено было от Дворца одно из безобразий' [55], ч.1, с.126. Впрочем, упразднение кабака в Кремле (точнее, перенос в другое место) мало повлияло на общую картину развала и запустения. ТЮРЬМЫ И КОЛОДНИКОВ ИЗ КРЕМЛЯ ВСЕ-ТАКИ НЕ УДАЛИЛИ. Когда в 1767 году, то есть уже во второй половине XVIII века, въ дворцовыхъ покояхъ помещены разныя Коллегии, Канцелярии и Комиссии и по вступлении оныхъ , а особливо Губернскою Канцеляриею, заняты архивами, кладовыми и КОЛОДНИКАМИ, Т.Е. ТЮРЬМАМИ, и все те покои переделаны по состоянию каждаго присутственнаго места, а притомъ , въ разсуждении множественнаго числа тех местъ служителей и колодниковъ , усматривается всегдашняя нечистота и дурной запахъ '>> [55], ч.1, с.127-128. Поразительно, что Романовы держали Московский Кремль в черном теле вплоть до начала XIX века включительно.

Отсюда видно - сколь велико было их раздражение прежними ордынскими традициями и воспоминаниями, связывавшимися с Москвой и Кремлем. Дошло до того, что в начале XIX века романовская администрация фактически отдала Кремль во власть воров и мошенников! В КРЕМЛЕ ВОЗНИКЛИ ВОРОВСКИЕ ПРИТОНЫ И 'ДОМА РАЗВРАТА'. И.Е.Забелин сообщает следующее: стенъ была НЕЧИСТОТА ВЕЛИКАЯ, особенно в зданияхъ Сената, под соборами (дворцовыми) Сретенскимъ и Рождественскимъ , около бывшаго Дворянского Банка и Оружейной Конторы (все в зданияхъ Дворца) и даже во Дворце. Во многихъ местахъ ветхия , ОБВАЛИВШИЯСЯ ЗДАНИЯ представляли неприятный Троицкими и Боровицкими воротами, повелено ставить караулъ , ДАБЫ ВЪ НИХЪ НЕ МОГЛИ УКРЫВАТЬСЯ МОШЕННИКИ'. Кремлевские старожилы рассказывали, что до 12 года (то есть до 1812 года, вплоть до наполеоновского нашествия - Авт.) мимо так называемых темных ворот, составлявших некогда проезд под дворцом на Красную площадь, к соборам, СТРАШНО БЫЛО И ХОДИТЬ; ТАМ, ОСОБЕННО К ВЕЧЕРУ, БЫВАЛ ПОСТОЯННЫЙ ПРИТОН ВОРОВ И РАЗВРАТА СРЕДИ СТРАШНОЙ НЕЧИСТОТЫ И ВОНИ. Кстати упомянем, что в конце прошлого столетия и в нынешнем (девятнадцатом - Авт.) до 12-го года, подле стен Кремля, за Троицкими воротами, где теперь Кремлевский сад, а прежде были заплывшие пруды, овраги и текла Неглинная , ПО ВСЕМУ ЭТОМУ МЕСТУ СВАЛИВАЛАСЬ ВСЯКАЯ НЕЧИСТОТА, почти со всех близлежащих улиц.

Старый же Каменный мост у Троицких ворот ИЗВЕСТЕН БЫЛ ВСЕЙ МОСКВЕ, КАК ПЕРВОЕ РАЗБОЙНОЕ МЕСТО ТОГО ВРЕМЕНИ. Под его клетками или сводами, особенно под девятой клеткой, ПОСТОЯННО ЖИЛИ В САМОВОЛЬНО ПОСТРОЕННЫХ ИЗБАХ ВСЯКИЕ ВОРЫ, МОШЕННИКИ И ДУШЕГУБЦЫ, ТАК ЧТО ВОЗЛЕ НЕГЛИННОЙ, В ЭТОЙ МЕСТНОСТИ, ОПАСНО БЫЛО НЕ ТОЛЬКО ХОДИТЬ, НО ДАЖЕ И ЕЗДИТЬ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, ВАЛУЕВ ПРИНЯЛ КРЕМЛЬ С РАЗВАЛИНАХ, хотя, может быть, и живописных, но в иных местах угрожавших совершенным падением. Таков, напр., был длинный корпус Хлебенного , Кормового и Сытного дворцов, МИМО КОТОРОГО ВОСПРЕЩЕНО БЫЛО ДАЖЕ ЕЗДИТЬ, ЧТОБЫ ОТ СОТРЯСЕНИЯ МОСТОВОЙ И В САМОМ ДЕЛЕ НЕ ОБВАЛИТЬ ВСЕГО ЗДАНИЯ; 30 ЛЕТ И НЕ ЕЗДИЛИ ПО ЭТОЙ УЛИЦЕ... Помянутые дворцы... были сломаны уже при Валуеве . Если в XVIII ст.

Дворец постепенно приходил в разрушение от всякого рода нечистоты, то В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА ОН ОКОНЧАТЕЛЬНО БЫЛ РАЗРУШЕН>> [55], ч.1, с.129. Но вот, Романовы в XIX веке решили вроде бы привести Кремль в порядок.

Новоназначенный П.С.Валуев получил указание начать работы.

Однако не следует думать, что при этом подразумевалось бережное восстановление прежних ханско-ордынских святынь в духе уважения к прошлому Империи. Вовсе нет.

Окрепшая за прошедшие двести лет узурпаторская романовская династия решила, что теперь-то наступил, наконец, подходящий момент начисто изгладить из памяти ордынско-ханское прошлое столицы 'Монголии'. Надо сказать, что Романовы грамотно остановили свой выбор именно на П.С.Валуеве , используя для своих целей всем известную его нелюбовь к прошлому.

Посмотрим, как П.С.Валуев начал 'восстановление' Кремля. помрачаютъ своимъ неблагообразнымъ видомъ все прочия великолепнейшия здания', разумея подъ последними соборы и новопостроенный Дворецъ . Он вообще не любил ничего ветхого, ржавого, покрытого цветом древности, что так дорого для записных археологов... Если бы была полная воля и НЕ МЕШАЛО НЕКОТОРОЕ ОБЩЕЕ УВАЖЕНИЕ К СТАРОДАВНЕЙ СВЯТЫНЯ КРЕМЛЯ, то Валуев скоро превратил бы его в площадь чистую, опрятную и ровную, как ладонь, оставив на память только те строения, которые или сами по себе имели опрятный вид, или же были способны принять такой вид посредством возобновлений, штукатурки и окраски. ВСЕ, ЧТО НЕ ЛАДИЛО С ЭТИМ СТРЕМЛЕНИЕМ ИЛИ СТОЯЛО НЕ НА МЕСТЕ ОТНОСИТЕЛЬНО НОВОПРОЕКТИРОВАННЫХ ИМ УЛИЦ И ПЛОЩАДЕЙ, БЫЛО РАЗОБРАНО И ДАЖЕ ПРОДАНО С ТОРГОВ НА СЛОМ. В ПЯТЬ ИЛИ ДЕСЯТЬ ЛЕТ ЛОМКИ ПРЕЖНЕГО КРЕМЛЯ НЕЛЬЗЯ БЫЛО УЗНАТЬ>> [55], с.1, с.129-130. Вдохновленный молчаливой поддержкой романовского двора, П.В.Валуев приступил к планомерному разгрому уцелевших остатков древней русской истории.

Объявив, естественно, свою деятельность реформаторской. Начал он с того, что снес в Кремле Сретенский собор и Гербовую башню.

Хлебенный и Кормовой дворцы... в 1806 г. ПРОДАН С АУКЦИОНА и Цареборисовский Годуновский дворец; в 1807 г. СЛОМАНО Троицкое Подворье с церковью Богоявления, где впервые провозглашено было избрание на царство Михаила Романова; в 1808 г. СЛОМАНЫ все здания заднего государева двора с дворцами Кормовым, Хлебенным , Сытным... На месте их построена Оружейная Палата (ныне казармы) и три кавалерийские корпуса... Позднейшие переделки и перестройки СОВЕРШЕННО ОЧИСТИЛИ КРЕМЛЬ И ДВОРЕЦ ОТ МНОГИХ ДРЕВНИХ СТРОЕНИЙ, в иных местах даже с бутовыми фундаментами.

Оставшиеся здания, Грановитая Полата , Каменный Терем с верховыми церквами и Потешный Дворец БОЛЬШЕЮ ЧАСТЬЮ ЗНАЧИТЕЛЬНО ПЕРЕДЕЛАНЫ; Терема же возобновлены в древнем вкусе.

Заметим, в заключение, что направление, данное Валуевым , коснулось не одних только древних зданий, но и вообще всяких древностей, остатков старой жизни и быта, какими в то время еще полны были кладовые Кремлевских и старых загородных дворцов. Все, что не имело цены, т.е. что не было золото или серебро, было также за ветхостью и негодностью, УНИЧТОЖЕНО ИЛИ ПРОДАНО С АУКЦИОНА 'на Неглинную ', как тогда говорилось, т.е. в лавки всякого старья и тряпья... В ЭТО ВРЕМЯ НЕВОЗВРАТНО ПОГИБЛО МНОГО ТАКИХ ИМЕННО ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ ОХОТНИКАМИ И АРХЕОЛОГАМИ ЦЕНЯТСЯ ДОРОЖЕ ЗОЛОТА. А стремление давать всему опрятный крашеный вид, впоследствии, было до того доведено, что дубовые двери и ворота во всем городе обязательно стали красить под дуб, А ЖЕЛЕЗНЫЕ ДРЕВНИЕ ВЕЩИ, КАКОВЫ, НАПР., ЛАТЫ, ЩИТЫ, КОНСКАЯ БРОНЯ, ДАЖЕ ПУШКИ, ХРАНИМЫЕ В ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЕ, СТАЛИ КРАСИТЬ ЧЕРНОЮ КРАСКОЮ С КАРАНДАШОМ, ПОД ЦВЕТ ЖЕЛЕЗА. ТАК БЫЛИ ЗАКРАШЕНЫ РЕДКИЕ И ПРЕВОСХОДНЕЙШИЕ ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕГО ВООРУЖЕНИЯ. Подобно тому, ЗАКРАШИВАЛИСЬ НА СТЕНАХ ДРЕВНИХ ЗДАНИЙ, напр., у Каменного Терема, прекрасные подзоры и украшения из разноцветных изразцов или кахлей . А что забавнее всего: эти украшения, замазанные мелом, вохрою или другою краскою, иногда на масле, РАСКРАШИВАЛИ ПОТОМ КРАСКАМИ В ДРЕВНЕМ ВКУСЕ. Это мы видели (в 1854 году) и на прекрасных изразцовых ценинных украшениях собора в Воскресенском монастыре, именуемом 'Новый Иерусалим'>> [55]: ч.1, с.131-132. Ясно видно, что романовскими реформаторами девятнадцатого века двигала не просто любовь к опрятности и порядку, а нечто иное. Зачем, спрашивается, было закрашивать древние прекрасные подзоры, а затем тут же, поверху, заново 'рисовать древность'? Но уже другую.

Которую считали, по-видимому, более правильной, чем закрашенная.

Скорее всего, на уничтожаемых кремлевских памятниках сохранялась какая-то старая ордынская символика, от которой решили наконец избавиться раз и навсегда. И избавились. ВЫВОД. Из всего того, что мы узнали об истории Московского Кремля при Романовых, непреложно следует, что ТОТ КРЕМЛЬ, КОТОРЫЙ МЫ ВИДИМ СЕГОДНЯ, ИМЕЕТ МАЛО ОБЩЕГО НЕ ТОЛЬКО С ОРДЫНСКО-ХАНСКИМ КРЕМЛЕМ ЭПОХИ ВЕЛИКОЙ = 'МОНГОЛЬСКОЙ' ИМПЕРИИ ИЛИ ЭПОХИ ПЕРВЫХ РОМАНОВЫХ, НО ДАЖЕ С КРЕМЛЕМ НАЧАЛА ДЕВЯТНАДЦАТОГО ВЕКА, когда его начал увлеченно сносить и выравнивать реформатор П.С.Валуев. 2. ЧТО СТАЛО С ОРИГИНАЛОМ ПОЗОЛОЧЕННОЙ НАДПИСИ ЭПОХИ ИВАНА ГРОЗНОГО В СРЕДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ПАЛАТЕ? СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ ИЗВЕСТНАЯ СЕГОДНЯ ЕЕ КОПИЯ УТРАЧЕННОМУ ОРИГИНАЛУ? И.Е.Забелин сообщает: Барберини (1565 г.), кровли и куполы на Царском Дворце покрыты были золотом; по карнизу Средней Золотой Полаты вокруг шла надпись медными вызолоченными словами, в которой значилось: ' Влето 7069 августа. повелениемъ благочестивого i христолюбивого. царя и великого кнзя иоанна васильевича всея Россiи . владимерского . московского. ноугородского . царя казанского. и царя астраханского. гдря псковского и великого кнзя тверского. югорского . пермского. вяцкого . болгарского. i иныхъ гдря земли ливонскiе . града юрьева i иныхъ . и при его благородныхъ чадехъ . царевиче iване : и царевиче федоре иоанновиче всея Россiи самодержце'>> [55], ч.1, с.133-134. Текст надписи, переданный Барберини , интересен. Он не во всем совпадает с титулом Ивана 'Грозного' на его государственной печати, подробно обсуждавшейся нами в [РАР] и ХРОН4,гл.14:20.2. Как мы показали в ХРОН4, подлинников надписей эпохи XV-XVI веков до нашего времени дошло катастрофически мало. В основном историки нам предлагают поздние копии, клятвенно уверяя, будто они точно воспроизводят оригиналы.

Однако есть достаточно оснований для сомнений.

Например, в 'Библейской Руси' и ХРОН6,гл.18:17 мы показали, что надпись на колоколе времен Ивана Грозного, выставленном сегодня на всеобщее обозрение перед Архангельским собором в Кремле, является поздней подделкой. То же самое следует сказать и о некоторых 'древних' русских грамотах, см. ХРОН6,гл.18:18, ХРОН4,гл.14:42. Поэтому возникает закономерный вопрос. А насколько можно доверять копии надписи, сделанной итальянцем Барберини ? Где ее оригинал? Что если итальянец ошибся? Ненамеренно или намеренно. Все ли слова надписи он переписал? Да и вообще, кто скрывается под прозвищем 'итальянец Барберини '? Не поздний ли романовский редактор XVII-XVIII веков? В связи с этим полезно сообщить следующее.

Оказывается, ценную надпись (на меди, покрытой золотом) эпохи Грозного вместе с другим медным ломом небрежно отправили в Петербург на переплавку, дабы обить медью купола соборов в новой столице Романовых.

Выясняется, что в 1752-1753 годах ' полаты Средняя Золотая, Столовая и Ответная, с принадлежащими им покоями, БЫЛИ РАЗОБРАНЫ для постройки на их месте нового Дворца' [55], ч.1, с.134. С них было снято много 'медных листов и разных подзорных и других украшений' [55], ч.1, с.134. Сняли также многочисленные железные украшения, в частности, Новодевиче монастыре на церквахъ главъ '... Относительно подзорных медных штук С НАДПИСЬЮ СЛОВАМИ (речь идет именно об обсуждаемой нами сейчас надписи эпохи Грозного - Авт.), собранных с карниза Золотой Полаты , заметим, что в мае 1753 г., во время присутствия Двора в Москве, барон Черкасов ПОЛЮБОПЫТСТВОВАЛ БЫЛО ЭТУ НАДПИСЬ ВИДЕТЬ, между тем как она, собранная литера под литеру, была уже отправлена в Петербург вместе с прочей медью. По этому случаю заведывавший Кремлевскими постройками генерал Давыдов ответил, что 'оная палата строена, какъ та надпись значитъ , при царе Iоанне Васильевиче', и поспешил уведомить генерала Фермора , в Петербурге, чтобы 'оную надпись тамъ приказать отыскать и никуда въ дело ее не употреблять, понеже можетъ быть оная спрошена будетъ сюда (т.е. в Москву); а оная надпись была вокругъ той палаты по карнизам'. Фермор при письме отъ 3 июня 1753 г. прислал точную копию надписи, известив при этом, что листы с той надписью в дело употребляться не будут>> [55], ч.1, с.134. Отсюда видно, что надпись вызвала интерес при романовском дворе. Ее даже милостиво обещали 'не употреблять в дело', то есть не пускать на переплавку. Тем не менее, И.Е.Забелин ни слова не говорит о дальнейшей судьбе интересного памятника.

Скорее всего, никаких документов о дальнейшей судьбе надписи он не нашел. По-видимому, оригинал все-таки уничтожили (переплавили?). Вновь и вновь романовская история толкует нам здесь о копиях. Копию, дескать, сделал итальянец Барберини , копию сделал генерал Фермор . Кстати, совпадают ли они? И.Е.Забелин почему-то не приводит копии Фермора . Означает ли это, что копия Фермора тоже 'случайно погибла' и потому осталась неизвестной И.Е.Забелину? Ценная для нас исключительная дотошность И.Е.Забелина к фактологическим деталям позволяет предположить, что если бы он знал что-либо еще по обсуждаемой теме, то непременно процитировал бы. 3. ОБЛИК И БЫТ ДВОРЦОВ КРЕМЛЯ ЭПОХИ XVI-XVII ВЕКОВ ПЛОХО ОТВЕЧАЕТ КАРТИНЕ, ВНУШАЕМОЙ НАМ ПОЗДНЕЙШИМИ РОМАНОВСКИМИ ИСТОРИКАМИ. РОМАНОВСКАЯ ВЕРСИЯ ЧАСТО ПРОТИВОРЕЧИТ СОХРАНИВШИМСЯ ДОКУМЕНТАМ. Начиная с XVIII века романовские историки рисуют нам довольно варварскую картину быта московских царей эпохи XIV-XVI веков.

Дескать, диковатая страна, долгое время находившаяся под тяжелым игом злобных ордынско-монгольских завоевателей. Снега, медведи, довольно примитивный уклад жизни, даже при царском дворе.

Однако знакомство с документами, счастливо уцелевшими после многочисленных романовских чисток, вскрывает существенно другой облик старой Руси. И.Е.Забелин сообщает: 'Михаил Литвин, писатель XVI века, говорит, что в. к. Иван Васильевич украсил дворец свой каменными изваяниями, ПО ОБРАЗЦУ ФИДИЕВЫХ. Мы не знаем, что он разумел под этими изваяниями, но во всяком случае его свидетельство любопытно, как общий отзыв о тогдашних украшениях дворца' [55], ч.1, с.135. Означает ли это, что в эпоху Ивана Грозного его дворец был украшен 'античными греческими' статуями в духе Фидия? Такой штрих хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой Русь-Орда XIV-XVI веков и была тем самым 'античным Римом', который был так уважительно описан многими 'античными' авторами. Далее, оказывается, что 'ИКОНЫ, ПИСАННЫЕ РУССКИМИ ИКОНОПИСЦАМИ В КОНЦЕ XVII СТОЛ., ПРИНЯТЫ БЫЛИ В ЕВРОПЕ ЗА ПАМЯТНИКИ X ИЛИ XII СТОЛЕТИЙ' [55], ч.1, с.136. И.Е.Забелин, воспитанный на скалигеровско-романовской версии истории, несколько растерянно пытается объяснить такой хронологический сдвиг примерно на 500-600 лет тем, что, дескать, русские иконописцы рисовали в XVII веке наверное очень примитивно, как первобытные дикие народы. Вот что он говорит: 'Подобные изображения XVI и XVII ст., и в барельефах, и в целых болванах, очень часто напоминают то первобытное искусство, какое находим только или у народов ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ, или у дикарей, вообще на первой ступени гражданского развития' [55], ч.1, с.136. Но ведь несколькими строками выше сам И.Е.Забелин цитировал Михаила Литвина, согласно которому дворцы русско-ордынских царей-ханов были украшены 'античной' скульптурой в духе Фидия (кстати, 'античное' имя ФИДИЙ, вероятно, является всего лишь легким искажением имени ФАДЕЙ, ФЕДЯ, ФЕДОР). С точки зрения новой хронологии никаких противоречий тут нет. 'Странная схожесть' искусства XVII века и якобы X-XII веков объясняется тем, что многие поздние произведения были неверно датированы историками эпохи XVII-XVIII веков, и в результате 'уехали вниз' во времени.

Породив 'в далеком прошлом' фантомный отблеск эпохи XV-XVII веков.

Сегодня нас приучили думать, будто цветные витражи в окнах домов и соборов являются типичной принадлежностью лишь исключительно западноевропейских зданий.

Выясняется, что такая мысль неверна.

Цветные, узорные и раскрашенные оконные стекла также использовались в 'монгольском' быту в Руси-Орде XVI века. Что и неудивительно.

Метрополия 'Монгольской' Империи, конечно, в первую очередь пользовалась новыми техническими открытиями и достижениями.

Кстати, открытия, могли делаться не только в центре, но в разных имперских провинциях, в том числе и отдаленных. И.Е.Забелин сообщает: стеколъ оконничныхъ РОЗНЫХ ЦВЕТОВЪ' своего оконничника Ивана Московитина и повелевал купить их сколько мочно и прислать в Москву тотчас>> [55], ч.1, с.145. Далее: велено было живописцу Ивану Салтанову написать в хоромы царевича Петра Алексеевича оконницу по слюде 'в кругу орла, по угламъ травы; а написать такъ , чтобъ изъ хоромъ всквозе видно было, а съ надворья въ хоромы, чтоб не видно было'. В 1692 г. велено было прописать окончины в хоромы царевича Алексея Петровича, чтобы всквозь их не видеть.

Различные изображения людей, зверей и птиц, писанные красками, можно также видеть и на слюдяных оконницах, оставшихся от переславского дворца Петра Великого>> [55], ч.1, с.145. полатку патриарха Филарета Никитича были куплены у Немчина Давыда Микулаева 'оконницы стекольчатыя нарядныя съ травами и со птицами'>> [55], ч.1, с.146. Практиковалось отопление помещений при помощи труб, проложенных в стенах и полах. По трубам поступал горячий воздух. 'Верхние этажи деревянных хором по большей части нагревались проводными трубами из печей нижних ярусов. Трубы эти были также изразцовые с душниками... Все большие царские полаты , Грановитая , две Золотые, Столовая и Набережные, точно также нагревались проводными трубами из печей, устроенных под ними в подклетах ' [55], ч.1, с.147-148. Отметим, кстати, следующий интересный факт.

Рассказывая о сохранившихся свидетельствах облика кремлевских помещений эпохи XVI-XVII веков, И.Е.Забелин практически на каждом шагу натыкается на поразительную (с точки зрения романовской версии истории) роскошь, окружавшую обитателей Кремля и вообще ордынско-ханской Москвы той эпохи [55], ч.1. Золото, серебро, драгоценные камни, сусальное золото, скань, зернь, мрамор, фаянс, фарфор, шикарная столовая посуда, 'античные' статуи, цветные оконные витражи, богатые часы, изощреннейшая резьба по дереву, по камню, филигранное металлическое литье, позолоченные и литые золотые (!) решетки, пышное шитье золотом, бисером, жемчугом, роскошно украшенное вооружение, комнатные обои из атласа и даже златотканые обои ('атласные комнаты' и 'златотканые комнаты'), обои из посеребренной и позолоченной кожи, и прочее и прочее. При этом жемчуг, употреблявший на Руси, был отборным, самым первосортным.

Сохранилась, например, специальная инструкция купцам - что и как покупать. По поводу жемчуга в ней сказано следующее: 'Покупай жемчугъ все белый да чистый, а желтаго никакъ не купи: на Руси его никто не купитъ ' [56], с.553. Некоторые предметы роскоши поступали из Западной Европы и куда более отдаленных стран Востока и Азии. Для И.Е.Забелина в этом - свидетельство отсталости некоторых русских ремесел от западноевропейских. К такой мысли его приучили предшествующие романовские историки. Но, как мы теперь понимаем, подлинная картина была иной.

Метрополия Великой = 'Монгольской' Империи была не только естественным центром многих ремесел, но сюда стекались также достижения всех имперских провинций, в том числе из Европы, Азии, Америки.

Открытия, произведения искусства, научные и литературные идеи и т.п. считались принадлежащими всей Империи, возглавляемой Русью-Ордой.

Разные области Империи специализировались на своих отдельных направлениях. Где-то особо развивали флот, где-то - живопись, где-то - медицину. Все шло в общий имперский котел, использовалось всеми и перераспределялось между всеми. Но, начиная с XVII века, когда Русь была оккупирована Западной Европой, в ней, конечно, на длительное время, по крайней мере на столетие, воцарилась заметная про-западная ориентация.

Вплоть до начала XVII века Русь-Орда оставалась метрополией Империи, а потому была очень богатой. Даже в эпоху Великой Смуты, когда царство вступило в эпоху раскола, последние ханы-цари Великой Империи все еще были исключительно богаты. Хотя, конечно, до прежней роскоши эпохи XIV-XVI веков было уже далеко.

Посмотрим - как выглядел уже начавший тускнеть ордынско-царский быт начала XVII века. И.Е.Забелин приводит следующие интересные свидетельства о правлении 'Лжедмитрия', то есть, согласно нашей реконструкции, одного из последних законных ордынских ханов, см. 'Новую хронологию Руси' и ХРОН4,гл.9:3. Полате , устроенного, может быть, при царе Иване Васильевиче или при сыне его, Федоре, находим у Георга Паэрле , который, описывая представление Лжедмитрию воеводы Сендомирского , говорит, что Лжедмитрий сидел 'на высоких креслах ИЗ ЧИСТОГО СЕРЕБРА С ПОЗОЛОТОЮ, под балдахином; двуглавый орел в распущенными крыльями, ВЫЛИТЫЙ ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА, украшал сей балдахин; под оным внутри было Распятие, также золотое, с огромным восточным топазом, а над креслами находилась икона Богоматери, осыпанная драгоценными каменьями. ВСЕ УКРАШЕНИЯ ТРОНА БЫЛИ ИЗ ЛИТОГО ЗОЛОТА; к нему вели три ступени; вокруг его лежали четыре льва серебряные, до половины вызолоченные'... Этот же самый трон в дневнике Марины Мнишек описывается несколько иначе: 'ВЕСЬ ТРОН БЫЛ ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА, вышиною в три локтя... стоял орел великой цены... Висели две кисти из жемчуга и драгоценных каменьев, в числе которых находился топаз величиною более грецкого ореха.

Колонны утверждались на двух лежащих серебряных львах, величиною с волка. На двух золотых подсвечниках стояли грифы... В Московскую Разруху 1611 года, все царские места, вероятно, БЫЛИ РАЗОБРАНЫ, может быть, по назначению Боярской Думы, которая, по свидетельству Маскевича и современных актов, уплачивала жалованье польским войскам разными вещами из царской казны; драгоценности, снятые с тронов, также могли пойти на удовлетворение польских полков (так начинался грабеж сокровищ Руси-Орды оккупационными войсками - Авт.)... Царь Михаил Федорович, при своем вступлении на престол, ЗАСТАЛ МОСКОВСКИЙ ДВОРЕЦ В СОВЕРШЕННОМ ЗАПУСТЕНИИ, НЕ ТОЛЬКО БЕЗ ЦАРСКИХ ТРОНОВ, НО ДАЖЕ БЕЗ ОКОНЧИН, ПОЛОВ И ЛАВОК>> [55], ч.1, с.204-205. Узурпировав власть, Романовы быстро промотали остатки богатейшего наследства Руси-Орды, еще не разграбленные западными оккупационными войсками. В результате Романовы в общем-то обнищали, см. подробности в ХРОН5, Дополнение 1. Это отразилось и на быте романовского двора. И.Е.Забелин приводит такие свидетельства: 'В 1619 году, при поставлении Филарета Никитича на патриаршество, государь принимал его в Золотой Полате , сидя на малом царском месте, может быть, в креслах... В 1621 году, в апреле, в Грановитой Полате было обито большое государево место... ЭТО БЫЛ ОБЫКНОВЕННЫЙ ДЕРЕВЯННЫЙ БАЛДАХИН, ПОД КОТОРЫМ СТАВИЛИСЬ КРЕСЛА. Лет через десять с небольшим, в 1635-1636 годах, в Золотой и в Грановитой были устроены уже серебряные троны... Верх (балдахин) этого трона был в виде башенки и поддерживался четырьмя серебряными вызолоченными столбиками в 3 дюйма толщиною' [55], ч.1, с.205-206. Видно, что золота в требуемом количестве уже не было.

Пришлось ограничиться деревом, серебром и скромной позолотой столбиков. Но вернемся к облику старинного Кремля. Нас приучили к мысли, что астрономию в Руси практически не знали и вообще мало интересовались законами движения небесных светил.

Астрономия процветала, дескать, исключительно в Западной Европе и у 'древних арабов'. Скалигеровская история внушила, например, И.Е.Забелину точку зрения, будто астрономический плафон в Кремле 'не мог принадлежать художеству Русских иконописцев и знаменщиков, т.е. рисовальщиков, которые не только не знали астрономии, но и считали ее наукою отреченною ' [55], ч.1, с.187. Здесь верно лишь то, что после бурных событий XVI века на Руси, связанных с историей Есфири, православная церковь действительно категорически осудила астрологию, которой увлекались еретики XVI века, см. 'Библейскую Русь' и ХРОН6,гл.7-8. Но в то же время астрономические вычисления на Руси были глубоко развиты, что видно уже хотя бы из тщательности пасхальных вычислений, которым православная церковь уделяла огромное внимание и которые предполагают глубокое знание астрономии. См. подробности в 'Библейской Руси' и ХРОН6,гл.19. Оказывается, в Кремле XVII века астрономических изображений оставалось еще довольно много. звездотечное небесное движение, двенадцать месяцев и боги небесные... В сочинении Адольфа Лизека о Посольстве Римского императора Леопольда к царю Алексею Михайловичу сохранилось описание этого изображения... 'На потолке изображены небесныя светила ночи, блуждающие кометы и неподвижныя звезды, с астрономическою точностiю . Каждое тело имело свою сферу, съ надлежащимъ уклонениемъ от эклиптики; разстоянiе двенадцати знаковъ небесныхъ такъ точно размерено, что даже пути планетъ были означены золотыми тропиками и такими же колюрами равноденствiя и повороты солнца къ весне и осени, зиме и лету'... Звездотечное небесное движение царской Столовой Полаты пользовалось в то время особенным уважением и несколько раз служило образцом при украшении ДРУГИХ КОМНАТ... Так, в 1683 году, оно было написано в столовой нижней комнате царевны Софьи Алексеевны... а в 1688 году в деревянной передней царевны Татьяны Михайловны и в верхней каменной комнате царевны Марьи Алексеевны. Кроме того, столовые избы загородных царских хором, в Коломенском, и в Алексеевском, и столовая в новых хоромах царевича Ивана Алексеевича, в 1681 году также были украшены этими изображениями небесных бегов... Такое же устройство подволок мы находим И В БОЯРСКОМ БЫТУ, который в богатой и знатной среде вообще мало отставал от порядков быта царского. В каменных хоромах кн. В.В.Голицына (1689 г.)... также были изображены небесные беги: 'в средине подволоки солнце съ лучами вызолочено сусальнымъ золотом; кругъ солнца беги небесные СЪ ЗОДIЯМИ И СЪ ПЛАНЕТЫ писаны живописью'... В спальне в подволоке тоже были написаны по полотну 12 месяцев с планетами>> [55], ч.1, с.187-188. Нас приучили к мысли, будто музыкальные орга'ны - типичная принадлежность лишь исключительно западноевропейского быта.

Однако, как мы показали в ХРОН4,гл.14:48, такая мысль неверна. Орга'ны были распространены в Руси-Орде.

Сейчас мы добавим к этой информации новые сведения. И.Е.Забелин сообщает: арганный игрец Иван Спаситель, каплан белых чернецов Августинова закона... чтобы устроить во дворце органную потеху. Быть может, он был и мастером этих инструментов и тогда же занялся их постройкой, если не привез с собою уже готовых... В МОСКОВСКОМ ДВОРЦЕ ОРГАНЫ СУЩЕСТВОВАЛИ УЖЕ С XV В. ... В XVI ст. вместо с органами привезены были во дворец и клавикорды или цымбалы ... В начале XVII ст. 'органы и цимбалы' упоминаются уже как самые обычные предметы дворцовых потех... В 1617 г. упоминаются органы, стоявшие в Потешной Полате ; далее в 1626 году 'в государскую радость', т.е. во время свадьбы царя, в Грановитой Полате играли на цинбалах и на варганах... К сожалению, мы не встретили описания органов, которые стояли в Грановитой и в Потешной Полатах . В казне Оружейной Полаты в 1687 г. хранились уже обветшавшие и испорченные ' арганы четыреголосные с рыгаломъ , а в техъ органахъ 50 труб нетъ , а на лицо трубъ 220; кругомъ резьбы нетъ , клеветура поломаны'>> [55], ч.1, с.238-239. 'Впоследствии органное дело стало обыкновенным делом и для московских дворцовых мастеров, так что государь посылал уже органы, как диковину, в подарок к персидскому шаху. В первый раз органы московской работы были туда посланы в мае 1662 г.' [55], ч.2, с.285-286. Сегодня считается, что ОПАХАЛА были характерной чертой лишь исключительно османского, турецкого, восточного быта.

Однако знакомство с уцелевшими документами Московского Кремля показывает, что опахала использовались при русском царском дворе во всяком случае еще и в XVII веке.

Скорее всего, раньше их было в ордынском быту еще больше.

Сообщается следующее: 'К уборным предметам мы отнесем и опахало. Оно устраивалось из перьев, или же было сгибное из атласа, харатии (пергамена)... У царицы Евдокии Лукьяновны между прочим были опахала: опахало перье павино ... (1630 г.)... У царевны Ирины находим два опахала... (1629 г.). В 1686 г. сделано царевнам четыре опахала атласных... ОПАХАЛА БЫЛИ В УПОТРЕБЛЕНИИ И НА МУЖСКОЙ ПОЛОВИНЕ ЦАРСКОГО ДВОРЦА. У царя Михаила находим опахало деревянное писано золотом и красками розными... (1629 г.); опахальце турское кругло... Опахало харатейное згибное , писано красками на дереве (1634 г.). В 1671 году царевичам Федору и Ивану отпущено... два опахала атласныя червчаты . ПОДОБНЫЕ АТЛАСНЫЯ ОПАХАЛА ЦАРЮ ПОДНОСИЛИ ОБЫКНОВЕННО К ПРАЗДНИКУ ПАСХИ КАК СВОЕ ИЗДЕЛИЕ МАСТЕРА ОРУЖЕЙНОЙ ПОЛАТЫ' [55], ч.1, с.286. Такие сведения подчеркивают прежнее единство Руси-Орды и Османии=Атамании , распространявшееся в том числе и на детали быта.

Отметим следующий любопытный штрих.

Оказывается, в ордынской Руси никаких 'иностранных' языков не изучали. Учили лишь русскому. И.Е.Забелин сообщает об обучении царских детей при московском дворе: Котошихин говорит положительно, что, КРОМЕ РУССКОГО, 'НИКАКИМ ИНЫМЪ ЯЗЫКАМЪ НАУЧЕНИЯ В РОСIЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ НЕ БЫВАЕТ'>> [55], ч.2, с.185. Все ясно. В эпоху XIV-XVI веков 'иностранные' языки в метрополии Великой = 'Монгольской' Империи не изучали не из-за высокомерия, а по той простой причине, что не было необходимости. На всей территории Империи царил и был в широком употреблении славянский язык, принесенный во все ее провинции, в том числе и очень далекие, как государственный язык колонистов, осваивавших новые земли. А вот начиная с XVII века картина круто изменилась. После раскола Империи, в ее ставших независимыми провинциях, были изготовлены новые языки, возникшие на базе прежнего славянского, см. наш лингвистический Словарь Параллелизмов в [РЕК] и ХРОН7. Таковы, например, латинский, 'древне'-греческий, французский и т.п. И тогда в романовской России естественно появилась необходимость изучать новоявленные иностранные языки. И в самом деле, И.Е.Забелин подтверждает, что уже при Алексее Михайловиче ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ НАЧАЛИ ПРЕПОДАВАТЬСЯ ЕГО СЫНОВЬЯМ [55], ч.2, с.185. Тем более, что к тому времени Россия заметно попала под западное влияние. Далее, выясняется, что даже при первых Романовых, до начала правления Петра I, в русской жизни сохранялись многие характерные черты прежней ордынской жизни.

Старинные обычаи отступали нехотя и постепенно. Лишь через много лет Романовым удалось наконец выдавить их из российского быта. И.Е.Забелин сообщает, что даже в эпоху детства Петра I: 'В учителя грамоте выбирали ОБЫКНОВЕННО ИЗ РУССКИХ и преимущественно из умных, тихих и толковых подъячих . НИ ТОЙ, НИ ДРУГОЙ ДОЛЖНОСТИ ИНОСТРАНЕЦ ЗАНЯТЬ НЕ МОГ, ДА И САМА МЫСЛЬ ОБ ЭТОМ НЕ МОГЛА ПРИЙТИ В ТОГДАШНИЕ УМЫ УЖЕ ПО ОДНОМУ ОТЧУЖДЕНИЮ ТОГДАШНЕЙ ЖИЗНИ ОТ ВСЕГО ИНОЗЕМНОГО' [55], ч.2, с.212. Все понятно.

Ранняя романовская Россия все еще сохраняла значительные остатки прежней имперской психологии, которая, естественно, на первое место ставила обычаи и нравы метрополии. А порядки, царившие в провинциях Империи, если иногда и допускались в центр, то лишь на вторых ролях, как быть может любопытные (но не более того) 'заморские странности'. В связи с этим приведем эффектный пример. И.Е.Забелин: 'Но если среди прямых и положительных убеждений века (отсутствие интереса к иностранному - Авт.) такой факт (то есть занятие иностранцем заметной должности в России - Авт.) был решительно невозможен, то существовала сторона быта, ГДЕ ИНОЗЕМНОЕ ЛЕГКО ДОПУСКАЛОСЬ И НЕ СМУЩАЛО СВОИМ ПРИБЛИЖЕНИЕМ СТРОГИХ ВЗОРОВ СТАРИНЫ'. [55], ч.2, с.212. Интересно, что же это за сторона быта? Ответ оказывается простым: потехи и шутовство. И.Е.Забелин продолжает: курты и т.п., в то время, КОГДА НЕМЕЦКОЕ ПЛАТЬЕ СТРОГО БЫЛО ЗАПРЕЩЕНО, ТАК ЧТО СНАЧАЛА И САМЫЕ ИНОСТРАНЦЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ХОДИТЬ В РУССКОМ ЖЕ ПЛАТЬЕ. У Никиты Ивановича Романова, который любил иноземные обычаи и рядился по-немецки, выезжая однако же в таком наряде ТОЛЬКО НА ОХОТУ, патриарх ОТОБРАЛ НЕМЕЦКИЙ КОСТЮМ И СЖЕГ ЕГО КАК ВЕЩЬ, ПО НЕКОТОРЫМ ПОНЯТИЯМ, ГРЕХОВНУЮ. Но как бы то ни было, фанатическое преследование иноземного лишалось своей силы в кругу детских забав, где иноземное являлось... ПОД ВИДОМ ПОТЕХИ и след. не имело как бы никакого значения. Так немецкие и фряжские ПОТЕШНЫЕ ЛИСТЫ в XVII веке принадлежали к самым обыкновенным предметам детских забав и даже в известной доле служили ВЕСЬМА ПОЛЕЗНЫМ НАЗИДАНИЕМ. О содержании их МЫ НЕ ИМЕЕМ СВЕДЕНИЙ, но в том нет сомнения, что через них получалось по крайней мере наглядное знакомство со многими предметами иноземного быта, которые были осуждены мнением века. ВСЕ ПЕЧАТНЫЕ НЕМЕЦКИЕ ЛИСТЫ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ СВЯЩЕННЫХ ПРЕДМЕТОВ ОФИЦИАЛЬНО ПРОВОЗГЛАШЕНЫ БЫЛИ ЕРЕТИЧЕСКИМИ, А ТАКОЕ ОСУЖДЕНИЕ БРОСАЛО ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ УЖЕ ТЕНЬ И НА ВСЕ ДРУГИЕ ЛИСТЫ ИЛИ ГРАВЮРЫ ЗАПАДНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ... Припомним также немецкие карты и особенно потешные книги, рыцарские повести о Бове, о 'Петре златыхъ ключевъ ', которые, как и фряжские листы, могли войти к нам ТОЛЬКО ПОД ВИДОМ ИГРУШЕК, ПОТЕХ, вместе с игрушками и куклами привозными>> [55], ч.2, с.213. Менезиус (шотландец - Авт.)... не бесполезен был и при устройстве КОМЕДИННОЙ ХОРОМИНЫ ИЛИ ВООБЩЕ ТЕАТРА, который ТОЛЬКО ЧТО пред его посольством заводился при Дворе (Романовых - Авт.)... Что Менезиус имел какое-то отношение к этим НЕБЫВАЛЫМ ЕЩЕ ЗАБАВАМ В ЦАРСКОМ БЫТУ, на это указывает также и один рассказ Лизека . '... Немецкие комедианты должны были представлять комедию, которая, как он уверяли, доставит большое удовольствие царю, если только в ней будет участвовать один из наших слуг. Это был балансир, заслуживший своими шутовскими и ловкими действиями всеобщее удивление, особенно Русских, которые единогласно решили, что он чародей и МОРОЧИТ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ БЕСОВСКОЮ СИЛОЮ'>> [55], ч.2, с.215. ' Менезиус , ПОД ВИДОМ ПОТЕХИ, обученья солдатскому строю, введен был и к царевичу Петру' [55], ч.2, с.216. И лишь Петр I смог насильно выжечь из сознания России многие (упорно сопротивлявшиеся реформам) прежние ордынские порядки и обычаи, 'прорубив окно в Европу' и заметно усилив западноевропейское влияние в прежней метрополии Великой Империи.

Возвращаясь немного назад, в эпоху царя Алексея Михайловича и его наследников, мы с удивлением обнаруживаем, что многие обычаи московского двора оставались удивительно схожими со 'старинными' византийскими обычаями. И.Е.Забелин сообщает: 'Отец царевен Алексей Михайлович, даже в украшениях своего дворца ПРЯМО БРАЛ ЗА ОБРАЗЕЦ дворец Цареградский: и у него также, как у тамошних царей, по сторонам трона, лежали рыкающие львы. Брат царевен царь Федор Алексеевич замышлял установить по Цареградски служебное старшинство боярских чинов по тридцати четырем степеням, причем указывались и греческие наименования таких чинов Доместик, Севастократор , Дикеофилакс , Стратопедархис и т.п.' [56], с.149-150. И далее: > [56], с.209. Такое подражание Византии первых Романовых является ярким следом прежнего неразрывного единства Руси-Орды и Османии=Атамании XIV-XVI веков.

Порвав с ордынским прошлым, Романовы долго не могли избавиться от теснейших связей между двумя прежними частями Великой = 'Монгольской' Империи.

Подобные традиции уничтожались с трудом и, как мы видим, еще долго за Романовыми тянулся шлейф ордынско-османских обычаев, титулов и т.п. В ХРОН4,гл.4:6 мы уже приводили данные И.Е.Забелина о том, что при московском царско-ханском дворе в 1602 году, при Годунове, свита царицы выезжала ПО ОРДЫНСКОМУ ОБЫЧАЮ КАК ОТРЯД АМАЗОНОК, на конях, с лицами покрытыми белыми покрывалами [56], с.325-326 и примечание 1 на стр.326. О том, что в 'античном мире' амазонками именовали на самом деле ордынских казачек, см. подробнее в книге 'Империя', ХРОН4,гл.4:6 и ХРОН5,гл.9:20 ( М.Орбини ). 4. ПОЧЕМУ В ОФОРМЛЕНИИ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ XVI-XVII ВЕКОВ ОСОБЕННО ГРОМКО ЗВУЧАТ 'АНТИЧНЫЕ' И БИБЛЕЙСКИЕ МОТИВЫ. Скалигеровско-романовская история приучила нас к следующей интерпретации прошлого. Мол, давным-давно, в незапамятные времена, на территории небольшой скалистой Греции жили замечательные 'античные греки', а в центре Италийского полуострова - 'античные' римляне. А на территории небольшой пустынной Палестины жили замечательные библейские персонажи. И те и другие были в общем-то обычными людьми.

Библейские герои жили простой жизнью, пасли стада, управляли небольшими семейными кланами, перегоняли скот с места на место, спорили и т.п. Потом библейские и 'античные' персонажи якобы навсегда сошли с исторической арены Средних Веков. И были забыты на многие столетия.

Однако 'подсознательная память' о них оказалась столь живучей, что через много сотен лет, после мрачных темных веков, вся Западная Европа и даже варварская Русь будто бы неожиданно 'вспомнили древность' и стали поклоняться смутным теням далекого прошлого.

Причем настолько прониклись 'древнейшими' греко-римскими и библейскими воспоминаниями, что руководствовались ими в своей общественной, официальной, повседневной, религиозной жизни и даже в быту. Все это выглядит странно. Наша реконструкция позволяет существенно по-иному взглянуть на ту же самую картину, становящуюся теперь куда более естественной. Наша мысль очень проста. Русь-Орда XVII века и только что отколовшиеся от нее территории Западной Европы (где в XVII веке начали складываться новые государства: Франция, Германия, Италия и т.д.) все вместе были прямыми наследниками Великой = 'Монгольской' Империи XIV-XVI веков, то есть 'античного' Великого Рима = библейского Израиля.

Предав искусственному забвению историю Великой Империи и объявив ее царством ордынско-татарского зла, ее наследники в то же время сохранили воспоминания о ней как о некоей древней прекрасной Империи под условными названиями: 'античный' Великий Рим и 'библейский Израиль'. И начали поклоняться этим 'древним образцам', уже начиная забывать (вольно и невольно), что на самом деле их великие предки жили совсем недавно (и совсем не там, куда их сослала скалигеровская история). Отсюда и то глубокое почитание, каким, начиная с XVII века, стали окружаться образы и идеи 'античного' Рима и библейского Израиля.

Именно поэтому дворцы русских царей и западноевропейских властителей XVII-XVIII веков были заполнены изображениями библейских и 'античных' сцен.

Именно поэтому XVIII век считается веком поклонения и восхваления 'античности'. Поклонялись вовсе не каким-то ветхим многотысячелетним деревенско-пастушеским сказочным сюжетам, а недавней и бурной истории своих собственных предков. К которой по праву считали себя в той или иной мере причастными. И которой, ясное дело, гордились. И которой старались подражать. Но (ввиду изменившейся политической ситуации) вовсе не под истинным ее названием - Великая 'Монголия', а под удревненными прозвищами - 'античный' Рим и 'библейский Израиль'. Что было, повторим, одно и то же.

Теперь становятся понятными и абсолютно естественными следующие яркие факты. 'Любимым и почти исключительным предметом комнатной живописи XVIII столетия... была эмблема, аллегория, для выражения которой служили БО'ЛЬШЕЮ ЧАСТЬЮ готовые образы и формы ДРЕВНЕЙ КЛАССИЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ. Это, разумеется, вполне устанавливалось ОБЩИМ ХАРАКТЕРОМ образованности XVIII столетия, ВОСПИТАННОГО ПО ПРЕИМУЩЕСТВУ НА КЛАССИКАХ ДРЕВНЕГО ГРЕЧЕСКОГО И РИМСКОГО МИРА. Плафоны и стены во дворцах и полатах вельмож покрывались в это время мифологическими изображениями, где языческие божества (на самом деле - сказочно искаженные отражения ордынских 'монгольских' ханов XIV-XVI веков - Авт.), полуобнаженные... должны были олицетворять заветные мысли и думы современников. НЕ БЫЛО ПАМЯТНИКА, НЕ БЫЛО ДАЖЕ ТОРЖЕСТВА, ТРИУМФАЛЬНОГО ВЪЕЗДА, ИЛЛЮМИНАЦИИ ИЛИ ФЕЙЕРВЕРКА, КОТОРЫЕ НЕ ОБЛЕКАЛИСЬ БЫ В АЛЛЕГОРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ, СТОЛЬ ЛЮБИМЫЕ ТОГДАШНИМ ОБЩЕСТВОМ. Таков был вкус, характеризовавший эпоху' [55], ч.1, с.154. Становятся на свои естественные места и следующие многозначительные факты. На сводах Золотой Палаты, 'начиная от дверей с Красного Крыльца, были изображены прямо стоящие ИЗРАИЛЬСКИЕ ЦАРИ, первый Давид у дверей, потом Соломон и Ровоам по сторонам дверей в Золотую Полату , затем Авия , Асс, Иоасаф и, наконец, поясные... - Иозия , Иоахас , и в своде дверей к Столовой Полате - Ахаз . Эти изображения стоящих царей служили как бы твердою неколебимою опорою для изображений, которые находились на небе, в сводах полаты , где младый царь (Иван Васильевич - Авт.), получавший на главу царский венец свыше, от рук Ангела, ПРИНИМАЛ В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ЦАРСКОЕ ДОСТОИНСТВО ОТ СОНМА ДРЕВНИХ ЦАРЕЙ ИЗРАИЛЯ' [55], ч.1, с.161. Здесь все верно.

Древними царями Израиля, изображенными на сводах и стенах Золотой Палаты, были, в частности, согласно нашим исследованиям (см. подробности в ХРОН1 и ХРОН2, а также в готовящейся к печати нашей книге 'Крещение Руси'), следующие русско-ордынские цари-ханы: Дмитрий Иванович Донской, он же библейский царь Давид, Сулейман Великолепный, султан Иудеи = Османии , он же библейский царь Соломон.

Георгий Данилович = Чингиз-Хан , он же библейский царь Авия и библейский царь Аса. И так далее. Так что старинные оформители Московского Кремля все понимали правильно. И аккуратно рисовали вовсе не какую-то туманную аллегорию, а подлинную историю Руси-Орды = библейского Израиля XIV-XVI веков. Далее. И.Е.Забелин сообщает о библейских росписях кремлевской Царской Палаты следующее: 'На той же стене против самого столба и рядом с Царским местом начинался другой отдел стенописи, изображавший в лицах Русскую Историю от Августа Кесаря (! - Авт.), как тогда толковали происхождение Русских Князей и Царей' [55], ч.1, с.183. И.Е.Забелин слегка смущен такой странной для него прямолинейностью русских живописцев, вступающей в противоречие со скалигеровско-романовской хронологией.

Однако напрасно смущался Иван Егорович. Нет никаких оснований краснеть за будто бы невежество наших предков. Как мы теперь понимаем, они все изображали правильно.

Посмотрим теперь внимательнее - что же было нарисовано на стенах Царской Палаты Московского Кремля. 'Начальная картина была помещена вверху под сводом над Царским местом... на трех престолах сидят три царя в венцах и в одеждах царских, а за царями народы и полаты . Надпись объясняла, что Кесарь Август Римский распределяет Вселенную между своими братьями и брата своего Пруса ставит властодержателем на берегах Вислы реки с городами Мадборком , Торунем , Хвойницею и пресловутым Гданском , и иными многими городами по реку глаголемую Немон . От сего Пруса был и Рюрик с братьями' [55], ч.1, с.183. Здесь все верно.

Согласно нашей таблице параллелизмов, изложенной в ХРОН1 и ХРОН7, 'античный' римский император Октавиан Август - это Георгий Данилович. Он же Чингиз-Хан , покоритель мира и основатель 'Монгольской' Империи.

Именно ему следовало распределять провинции Великой 'Монголии' между своими соратниками. Стоит отметить типично средневековую характеристику земель, раздаваемых Августом своим братьям.

Правильно было также сказано, что Август 'распределял Вселенную'. Действительно, в XIV веке Великая Империя охватила практически весь тогдашний обитаемый мир, то есть всю Вселенную в прежней терминологии. А брат Августа - Прус - это, скорее всего, П-Рус , Белый Рус = Прусс. Мы не в состоянии цитировать подряд многие страницы книги И.Е.Забелина, где он перечисляет многочисленные библейские сюжеты, заполнявшие стены и потолки старинных кремлевских помещений.

Ограничимся лишь кратким резюме. На фресках и других изображениях в Московском Кремле был представлен практически весь Ветхий Завет. И практически весь Новый завет.

Особое внимание было уделено библейскому царю Давиду (= Дмитрию Ивановичу Донскому), царю Соломону (= султану Сулейману Великолепному), истории исхода Моисея и завоевания земли обетованной Иисусом Навином.

Подобные работы

Политический портрет Александра 1

echo "Период царствования Александра I один из самых ярких периодов в истории России. Необходимость выбора встала перед Александром сразу же после его восшествия на престол. Как править в духе либера

Сестра милосердия Флоренс Найтингейл (1820-1910 г.г., Англия) и её последовательницы в России

echo "Однако немаловажно подчеркнуть тот факт, что в Общину принимались девицы и вдовы всех сословий в возрасте 20-40 лет. После испытания в течение одного года поступившая должна была решить сама, до

Петр I - реформатор России

echo "Коллаж опубликован в журнале: «Преподавание истории в школе». 2007.№ 8. 1 страница обложки. Фатеев Андрей Викторович «Петр I – реформатор России» Музейное занятие в Государственном историческом

Забелин Иван Егорович

echo "Окончив курс в преображенском училище в Москве, не мог продолжать образования по недостатку средств и в 1837 г. поступил на службу в оружейную палату, канцелярским служителем второго разряда. З

Федор Федорович Ушаков

echo "Мальчиком из глубинки приехал он для поступления в Морской корпус в Петербурге, там впервые увидел море - и связал с ним всю свою жизнь. В 1766 г . он закончил Морской кадетский корпус - будучи