Педагогика

Социология

Компьютерные сети

Историческая личность

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Музыка

Гражданское право

Криминалистика и криминология

Биология

Бухгалтерский учет

История

Правоохранительные органы

География, Экономическая география

Менеджмент (Теория управления и организации)

Психология, Общение, Человек

Философия

Литература, Лингвистика

Культурология

Политология, Политистория

Химия

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Право

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Медицина

Финансовое право

Страховое право

Программирование, Базы данных

История государства и права зарубежных стран

История отечественного государства и права

Трудовое право

Технология

Математика

Уголовное право

Транспорт

Радиоэлектроника

Теория государства и права

Экономика и Финансы

Экономико-математическое моделирование

Международное право

Физкультура и Спорт

Компьютеры и периферийные устройства

Техника

Материаловедение

Программное обеспечение

Налоговое право

Маркетинг, товароведение, реклама

Охрана природы, Экология, Природопользование

Банковское дело и кредитование

Биржевое дело

Здоровье

Административное право

Сельское хозяйство

Геодезия, геология

Хозяйственное право

Физика

Международное частное право

История экономических учений

Экскурсии и туризм

Религия

Искусство

Экологическое право

Разное

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Астрономия

Военная кафедра

Геодезия

Конституционное (государственное) право России

Таможенное право

Нероссийское законодательство

Ветеринария

Металлургия

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Гражданское процессуальное право

Архитектура

Геология

Уголовный процесс

Теория систем управления

Толстовские традиции в романе М.Шолохова "Тихий Дон"

Толстовские традиции в романе М.Шолохова "Тихий Дон"

Именно поэтому так рано пришла к нему зрелость, так глубоко и органически воспринял он художественные традиции прошлого. Уже в ранних рассказах явственно проявилась естественность сопряжений с русской классической литературой. В Шолохове как бы преломился её опыт во всей своей многомерности и глубине.

Объяснялось это тем, что на великое наследие советский писатель посмотрел глазами революционного народа. Ещё Л.Толстой перспективу художественного развития России связывал с народностью.

Самими обстоятельствами своей биографии Шолохов связан с народной жизнью. Его гражданское самоопределение осуществлялось под знаком революционной правды, постигаемой массами.

Отсюда путь Шолохова к народности был существенно иным по сравнению с его великими предшественниками.

Однако в этом различии есть и черты общности, что во многом обусловлено своеобразием самой проблемы народности, когда дело касается художественного творчества. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, например, признания Толстого, в котором выражена заветная мысль и сокровенная эмоция, лежащая в основании его нравственных и художественных исканий. Это мысль о родном народе, его состоянии и о судьбе и о своём отношении к нему. «Я, - писал Л. Н. Толстой в «Исповеди», - Отрёкся от жизни нашего круга, признав, что это не есть жизнь, а только подобие жизни, что условия избытка, в которых мы живём, лишают нас того, чтобы понять жизнь, я должен понять жизнь не исключений, не нас, паразитов жизни, а жизнь простого трудового народа, того, который делает жизнь, и тот смысл, который он придаёт ей». Мысль о народе становится и объектом творчества, и принципов художественного познания… Это и роднит Шолохова с Л. Толстым, определяет глубокую ограниченность его связи с художественной традицией, зримо очерчивает его собственную творческую позицию. 2 «Тихий Дон» роман-эпопея молодого писателя Рождение романа – эпопеи «Тихий Дон» связано с событиями русской истории, имеющими мировое значение.

Первая русская революция 1905 года, мировая война 1914 – 1918 годов, Октябрьская революция, гражданская война, период мирного строительства вызвали стремление художников слова создать произведения широкого эпического охвата.

Характерно, что в 20 – годы почти одновременно стали работать: М.Горький – над эпопеей «Жизнь Клима Самгина», А.Н.Толстой – над эпопеей «Хождение по мукам», М.Шолохов обратился к созданию эпопеи «Тихий Дон». Создатели эпических полотен опирались на традиции русских классиков, на такие произведения о судьбах народных, как «Капитанская дочка», «Тарас Бульба», «Война и мир». В то же время авторы были не только продолжателями традиций классической литературы, но и новаторами, ибо воспроизводили такие преобразования в жизни народа и Родины, которых не могли видеть великие художники прошлого. Роман – эпопея «Тихий Дон» занимает особое место в истории русской литературы.

Пятнадцать лет жизни и упорного труда отдал Шолохов его созданию. М.Горький видел в романе воплощение огромного таланта русского народа. «Тихий Дон» - сложнейшее произведение, охватывающее огромный отрезок времени, множество исторических событий, большое количество действующих лиц.

Шолохов стремился представить (и ему это удалось в полной мере) картину русской действительности начала 20 века, срез целой эпохи. М. Шолохов начал писать «Тихий Дон» в двадцатилетнем возрасте в 1925 году и завершил в 1940 году. В быстром наступлении творческой зрелости Шолохова была своя закономерность: мировоззрение и нравственный облик писателя складывались под непосредственным воздействием событий революции и гражданской войны. В событиях гражданской войны, в острых классовых конфликтах, размежевавшихся станичников и хуторян, в подвигах, которые совершали большевики, в жестоких повадках защитников старого мира открылась жизнь перед зорким глазом и пытливой мыслью рано созревшего юноши.

Желание рассказать о виденном и пережитом заставляло браться за перо. Пусть маленькие рассказы, которые он ещё в 1922 году посылал в комсомольские газеты и «Огонёк», не были напечатаны, - Шолохов твердо решил посвятить себя литературе. Уже тогда он впервые поделился с друзьями замыслом романа о гражданской войне на Дону. К замыслу романа «Тихий Дон» Шолохов шёл давно.

Сначала появился сборник «Донские рассказы». В нём Шолохов проникновенно изображал явления народной жизни, запечатлевая особенности быта казаков. В то же время он не оставил в стороне животрепещущие вопросы современной ему действительности. Он передал накал классовой борьбы на Дону, изобразил драматические события, связанные с революционной переделкой жизни. Затем появился роман «Донщина», повествующий о провале корниловского мятежа. Так, шаг за шагом Шолохов приближался к написанию «Тихого Дона», романа, посвященного судьбам русского казачества в один из самых трагических периодов нашей истории. Как известно, роман давался писателю нелегко, он посвятил ему много лет, но был вознагражден сторицей. Ещё не оконченное произведение сразу нашло отклик в читательских сердцах, а затем стало классикой нашей литературы. «Тихий Дон» - книга, не только отразившая революцию, но и рожденная ею. Она несет на себе горячую печать того времени с его размахом, смятенностью, ломкой устоев, привычек, существований. В ней гуляет ветер революции. Это книга глубоко реалистическая, она вторгается в суть исторического процесса и потому является невольным свидетелем крупнейших народных движений, крупнейших социальных потрясений других времён и государств. Автор заинтересовывает, даже заинтриговывает читателя, но преследует куда более серьёзную цель – ответить на сложные вопросы о закономерностях исторического процесса и явлений народной жизни. Жанр, позволивший наиболее полно решить эту задачу, - роман-эпопея.

Непревзойденный образец этого жанра - «Война и мир» Л. Н. Толстого. М.Шолохов в романе «Тихий Дон» продолжил и развил толстовские традиции. Надо отметить особенность «Тихого Дона», роднящую его с «Войной и миром», - стремление показать зависимость исторического процесса не от воли отдельных личностей, а от общего духа народных масс. В своём творчестве М.Шолохов связан с народным сознанием, с одной стороны, и развивает эпические традиции Л.Толстого с другой. 3 Толстовские традиции в романе М.Шолохова

Лучшие новые произведения советских писателей (например, Шолохова) связаны с великой реалистической традицией прошлого века, в которой воплотилась сущность русского искусства и которую обессмертило мастерство Л.Толстого. Ромен Роллан
Ничто не может развиваться без опоры на традиции, без того, что сделано предшествующими поколениями.

Русская литература 20 века не составляет в этой связи исключения. Всё лучшее, что было создано гениями 19 века, усвоено, осмыслено и новаторски развито М.Горьким, М.Булгаковым, М.Шолоховым и многими другими писателями. Из века 19 пришли в нашу литературу темы, идеи, проблемы, жанры. В новых общественных условиях они порой наполнялись иным смыслом, но главным явилось то, что художники слова не отказались от прошлого, не «сбросили Пушкина», а заодно и многих других с «корабля современности». В своём реферате я хочу обратиться к теме «Л.Толстой и М.Шолохов» в самом, на мой взгляд, трудном её аспекте: влияние романа-эпопеи «Война и мир» на жанровое своеобразие «Тихого Дона». Как известно произведение Л.Толстого стало уникальным в литературе 19 века по степени охвата действительности. В нём соединены быт отдельного человека и жизнь народа, эпохальные исторические события и духовные поиски частных лиц, великих и неизвестных, реальных и вымышленных, глубокий психологизм глубина авторских размышлений. Всё это и делает его романом - эпопеей.

Прошло менее ста лет, и русская литература подарила миру книгу, автор которой творчески осмыслил традиции Л.Толстого уже на новом историческом этапе: «Тихий Дон» М.Шолохова. Но что может быть общего между замыслом Л.Толстого воплотить всенародную борьбу с иноземным нашествием и «Тихим Доном», раскрывшим кровавые конфликты гражданской, то есть внутринациональной борьбы? На мой взгляд, сходство между двумя романами заключено в стремлении их авторов показать столкновение значительных общественных сил, втянутых в грандиозный социально – исторический конфликт.

Отсюда такое пристальное внимание писателей к «мысли народной». Национальный характер, душа народа – вот предмет художественного исследования М.Шолохова, продолжившего традиции Л.Толстого.

Сопоставление этих двух произведений выявит не только характерные особенности «Тихого Дона» как романа – эпопеи, но и его значимые отличия от толстовского романа, которые и определили неповторимое своеобразие произведения Шолохова.

Первоначальный замысел произведений: Л. Н. Толстой – роман «Декабристы» (от 1856 года – возвращение героя с семьёй в Россию обращается к 1825году – восстание, послужившее причиной ссылки героя, а затем к 1812 году, без которого не понять сущность декабризма как явления; в конце концов роман начинается с 1805 года, «в эпоху неудач и поражений», много объясняющую в характере Отечественной войны1812года). М. А. Шолохов - от романа «Донщина», повествующего о провале корниловского мятежа, к роману – эпопеи «Тихий Дон», посвященному судьбам русского казачества в один из самых трагических периодов русской жизни. Общее в двух романах: стремление не только дать объективную картину исторических событий, но и вскрыть их коренные причины, показать зависимость исторического процесса не от воли отдельных крупных личностей, но от общего духа народных масс, «сущности характера русского народа». 4 Широкая картина жизни у Л.Толстого и М.Шолохова В своих произведениях и Л. Толстой, и Шолохов запечатлели большой исторический период, широкую картину жизни. «Тихий Дон» поражает масштабом, поистине эпическим размахом изображаемых явлений. Во-первых, нужно отметить длительный временной отрезок (от 1912 до 1922 года, причём история рода Мелиховых расширяет этот диапазон, поскольку захватывает Крымскую войну). Во-вторых, широкие географические рамки (Донщина, Голиция, Пруссия, Кубань, Москва, Петроград, Новороссийск). Социальный охват также широк: показана и жизнь самых бедных казаков, и эпизоды, пусть отрывочные, придворной жизни(сцена в боевом госпитале Могилёва). Наконец, немаловажно, что наряду с вымышленными персонажами, в романе действуют реально исторические лица – Корнилов, Подтелков, Кудинов и другие. В романе – эпопеи «Война и мир» сочетаются детально нарисованные картины русской жизни, батальные сцены.

Основу содержания составляют события большого исторического масштаба, «жизнь общая, а не частная», отражённая в судьбах отдельных людей.

Толстым достигнут необычайно широкий охват всех слоёв русской жизни – отсюда огромное число действующих лиц.

Идейно – художественный стержень произведения – история народа.

Произведение писалось не для создания истории, это не хроника. Автор создал книгу о жизни целой нации, создал художественную, а не историческую правду. Оба этих произведения объединяет широкий охват действительности: «Война и мир» Временные рамки:1805 – начало 1820 годов События: война 1805 года, кампания 1807, русско-турецкая война, Отечественная война 1812года, политическая ситуация 1820 годов.

Социальный охват действительности : изображение различных слоёв русского общества от крестьянства и простых солдат до петербургского света и императорских дворов.

Реальные исторические лица: Наполеон, Александр 1, Кутузов, Багратион, Барклай де Толли Герои – образованные люди, склонные к рефлексии, размышлению, духовному поиску, спорам на отвлечённые темы.

Исторические события преломляются в их сознании, осмысляются ими.

Изображение народа: у Толстого – идеализация: для «умных» героев «Войны и мира» народный уклад, непосредственность и даже некоторый «фашизм» русского мужика становится открытием, образцом для их собственной жизни. «Тихий Дон Временные рамки: май 1912 – март 1922года (история рода Мелиховых расширяет эти рамки до 1853 – 1856года Крымская война) События: первая мировая война, две русские революции, корниловский мятеж, гражданская война.

Социальный охват действительности: от уклада и быта простых казаков и до императорского двора ( сцена в Могилёве, в военном госпитале) Географические рамки: Донщина, Галиция (1914г.), Восточная Пруссия, Белоруссия (1915 – 1916), Нарва, Могилёв, Москва, Быхов, Петроград(1917г.), Кубань, Новороссийск (1920г.) . Реальные исторические лица: Николай 2, Корнилов, Крымов, Каледин, Подтёлков, Кудинов, Малкин. Герои – простые, зачастую малообразованные люди, их «путь исканий» - жизненный путь, они на себе проверяют правильность сделанного выбора, расплачиваясь за него искалеченными судьбами и даже жизнью.

Крупные исторические события даются глазами Бунчука, Листницкого, то есть героев, имеющих свою, уже определившуюся узкую точку зрения.

Изображение народа: скорее поэтизация, чем идеализация народного быта. Дает глубокий анализ патриархального уклада, истоков его кризиса, во многом сказавшегося в судьбе героев романа, не все из которых сумели устоять перед искушениями «большого мира» (Митька Коршунов, Дарья, Степан Астахов). Герои Шолохова пытаются разобраться в хитросплетениях политики своими силами, без «умных посредников». Привилегированное и несколько обособленное среди широких народных масс положение русского казачества до революции и обусловило, по Шолохову, его трагическую судьбу. Почти пятидесятилетие отделяло время создания «Войны и мира» от времени основных событий романа-эпопеи «Тихий Дон»: необходимая дистанция для их осмысления и воплощения в художественном слове, для того, чтобы была возможность их объективного анализа.

Уникальность романа М. Шолохова: «Тихий Дон» писался по «горячим следам»: грандиозность эпохи, общее чувство начала «нового мира» требовало немедленного осмысления. «Тихий Дон», унаследовавший лучшие черты романа – эпопеи Л.Толстого, стал одним из величайших произведений 20 века. М.Шолохов нашёл свои, соответствующие духу времени, ответы на сложные вопросы исторического бытия русского народа на данном этапе его развития. 5 Изображение войны в романе «Тихий Дон» и «Война и мир»

Не сохамито славная землюшка наша распахана… Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, Украшен – то наш Тихий Дон молодыми вдовами.

Цветен наш батюшка Тихий Дон сиротами, Наполнена волна в Тихом Дону отцовскими, материнскими слезами… М.А.Шолохов

Михаил Шолохов – активный участник революции, гражданской войны. Сам прошёл через её горнило, увидел весь ужас революционных свершений. Хотя он и был на стороне революционных масс, но в своём романе правдиво, без прикрас запечатлел трагедийность событий этого времени. Война у М.Шолохова – это «великое разрушение нравственности», трагедия народа, кощунство над моралью, разумом, она бесчеловечна, влечёт за собой разрушение семей, война, по мнению Шолохова, «в грязи, в страданиях, в смерти». В свою очередь Л.Н.Тол стой высказал собственное мнение словами своего героя: «Война – не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьёзно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение её, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии, нравы военного сословия – отсутствие свободы.

Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много людей, и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их». Войны были разные, ими полна история народов с древности. По–разному они отражены и в литературе. После 1914 года тема войны становится одной из главных у нас и в других странах.

Опаляющим гневом полны воспоминания о том времени, страшном по степени одичания и бесчеловечности, особенно тех, кто побывал в окопах, вырвался еле живым из пламени и чёрного пепла. Тему войны в своих произведениях затрагивали А.Серафимович, Д.Фурманов, К.Федин, Л.Толстой и другие.

Произведений о войне было всегда очень много. Война анализировалась в произведениях Лермонтова («Бородино»), Толстого («Петр 1»), К. Симонова («Живые и Мертвые») и др.

Особую роль в изображении войны играет сравнительный анализ, в результате которого можно показать всю «действительность войны», причины её возникновения и особенно осознать её жестокость.

Большинство авторов затрагивали тему войны, но только некоторые из них смогли действительно проанализировать войну во всей её действительности.

Такими авторами стали М.А.Шолохов и Л.Н.Толстой.

Воспроизведение войны и мира в ограниченном единстве и взаимной обусловленности, точная реальность, историзм, батальная живопись и в центре всего судьба человека – вот те традиции, которые были унаследованы русскими писателями в изображении войны.

Шолохов воспринял эти традиции и обогатил их новыми достижениями. В «Тихом Доне» Шолохов показал жизнь донского казачества.

Рождение его эпопеи связано с событиями истории, имеющие мировое значение. «Тихий дон» создавался двумя войнами, самыми большими в истории народа. Не успели подернуться пеплом костры Первой мировой войны, как империалисты начали подготовку второй.

Первая мировая война изображена как всенародное бедствие, поэтому её картинам соответствует мрачная символика: «По ночам на колокольне ревел сыч.

Зыбкие и страшные висели над хутором крики, а сыч перелетел на кладбище, стонал над бурыми затравевшими могилами.

Худому быть, - пророчили старики.- Война пристигнет». Резкими, экспрессивными мазками рисует писатель наступление войны – народного бедствия. В массовых сценах он дает высказываться многим людям – и война предстает в народном восприятии, в стихии чувств, переживаний, оценки народа.

История врывается в повествование широко и свободно, во всех её реалиях. Война требовала всё новых и новых жертв: «От Балтики смертельным жгутом растягивался фронт. В штабах разрабатывались планы широкого наступления, над картами корпели генералы, мчались, развозя боевые приказы, ординарды, сотни тысяч солдат шли на смерть.» Казаки ещё не оправились после Первой мировой войны, но пришлось брать саблю, ружьё и защищать власть кто старую, кто новую.

Грянула революция и разделила казаков. «Ты гляди как народ разделили, гады, будто плугом проехали», - говорит герой Шолохова. Война и мир – эти два состояния жизни человеческого сообщества, возведенные Львом Толстым в заглавную формулу его великого романа, на который ориентировал себя автор «Тихого Дона» (постоянно читал «Войну и мир» в пору обдумывания и работы над эпопеей, возил с собой и на фронт Великой Отечественной), по сути являются у Шолохова двумя главными пластами народного бытия, двумя точками человеческого отсчета.

Влияние Толстого на Шолохова, особенно во взгляде на войну, отмечалось не раз, но всё же у автора «Тихого Дона» - свое, углубленное понимание мирного и военного статуса жизни, идущее от большей близости к натурально-природному типу существования, корневому восчувствию бытия вообще. В произведении М.Шолохова «Тихий Дон», так же как в «Войне и мире» Л.Толстого, военная действительность отражается не через восприятие какого – нибудь одного героя: и Л.Толстому, и М.Шолохову важно показать реакцию многих людей на войну и на связанные с ней перемены. Так, в «Войне и мире» мы слышали гордые слова Андрея Болконского о том, что он идёт на войну из-за того, что «эта жизнь не по мне». Точно также в «Тихом Доне» читатель одновременно или с незначительной отсрочкой узнаёт, как в разных местах казаки встречают весть о начале войны: полк Григория находится в Карпатах, часть Митьки Коршунова стоит под Вильнюсом, брата же Григория, Петра, мобилизация застаёт в хуторе Татарском. В обоих произведениях отражено народное отношение к войне: у Л.Толстого общенародное, у М.Шолохова – в его казачьем варианте. В романе «Война и мир» война для народа – тяжёлая работа, кровь, страдания, смерть. Вот картина похода перед Шенграбенским сражением: «По краям дороги были видны беспрестанно то павшие ободранные и не ободранные лошади, то сломанные повозки… Солдаты, утопая по колено в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры, бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди». Читая это повествование, чувствуешь огромное напряжение человеческих сил, тяжесть труда, доходящую до предела усталость. Нет на войне ничего эффектного, показного, люди просто выполняют свой долг, не помышляя о том, что они герои. Самый яркий пример – батарея штаб – капитана Тушина. Вот он сидит, сняв сапоги, в одних чулках, в палатке маркитанта – маленький, грязный и худой артиллерийский офицер, капитан Тушин. Л.Толстой делает всё, чтобы капитан предстал пред нами в самом негероическом, даже смешном виде. Но этот смешной человек окажется героем, и князь Андрей Болконский справедливо скажет о нём: «Успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой». Пока два полковых командира показывали друг другу храбрость, пока Жерков искал генерала там, где его не могло быть, пока Долохов призывал начальника «попомнить» его подвиги, капитан Тушин, «оглушаемый беспрерывными выстрелами, заставляющими его каждый раз вздрагивать… бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды… а солдаты, большей частью красивые молодцы, все как дети… смотрели на своего командира, и то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах». Капитан Тушин не оставил боевые позиции, когда уже был отдан приказ об отступлении, потому что он знал, что его долг – защита Родины.

Прошло почти сто лет, а поведение человека, кажется, ничего не изменилось. Та же кровь, то же напряжение человеческих сил, то же искажённое войной лицо земли. «По ночам за горизонтом тянулись к небу рукастые алые зарева, зарницами полыхали местечки, деревни, городки… В садах жирно желтел лист, от черенка наливался предсмертным багрянцем, и издали похоже было, что деревья – в рваных ранах и кровоточат рудой древесной кровью». И нет здесь никаких героев, а есть страх, ужас до потери рассудка и инстинктивная защита собственной жизни.» Один из многочисленных примеров тому – эпизод с казаком Крюковым, спасшим казака Иванкова от смерти и убившим нескольким немцев, окруживших его: «… он, поднял на дыбы коня, вихляясь всем телом, отбивался шашкой до тех пор, пока её не выбили.

Выхватив у ближнего немца пику, он развернул её, как на ученье». М.Шолохов не лишает Крюкова смерти и боевой изворотливости, но постепенно придает этой схватке характер безумной драки, где люди теряют своё человеческое лицо и, «озверев от страха», «кололи и били чем попало»(«Обеспамятевшие от ужаса лошади налетали и бестолково сшибались»). Перед нами – не героический подвиг, а обыкновенный военный эпизод, где обыкновенные люди еще не искушенные в бою, испугались друг друга, вступили в бой, выполнили свой долг, и только случайность решила исход схватки. Здесь нет трусов, но нет и чудо – богатырей, а показана психика рядового человека в нечеловеческой ситуации убийства себе подобных. И Л.Толстого, и М.Шолохова глубоко волнует вопрос о человечности на войне. Оба писателя убедительно показывают, что именно в ситуации кровавой бойни проявляется истинная сущность человека, и если была в нем человечность, то она лишь укрепится в испытаниях. Мы помним как в «Войне и мире» Пьер выносит из горящего дома девочку, Андрей Болконский спасает безвестную лекарскую жену.

Аналогична ситуация и в «Тихом Доне». Григорий Мелехов, один против целого взвода, бросается защищать несчастную Франю. « Безрадостно дикая» жизнь порождает жестокость и безумие, тоску и недоумение.

Григорий Мелихов протестует, сталкиваясь с фактами произвола, глумления над человеком. «Свет, плеснувшийся Григорию в глаза, на секунду ослепил его, Григорий заслонил глаза ладонью и повернулся, услышав усиливающийся шум в тёмном углу конюшни… Григорий бежал на шум возни, в расширенных, освоившихся с темнотой глазах его белел страх. На полу, бессовестно и страшно раскидав белевшие в темноте ноги, не шевелясь, лежала Франя, с головой укутанная попонами, в юбке, разорванной и взбитой выше груди.

Григорий рванулся назад и побежал к дверям. Его догнали, валяя назад, зажимали ему ладонью рот.

Григорий от ворота до края разорвал на одном гимнастёрку, успел ударить ногой в живот, но его подмяли, так же как и Фране, замотали голову попонами, связали руки и молча, чтобы не узнал по голосу, понесли и кинули в порожные ясли…Григорий взглянул на кружок, вдавленный в сукне оторванной пуговицей: пронизанный воспоминанием, в первый раз за длинный промежуток времени чуть – чуть не заплакал» Каким глубоким был его нравственный протест против кровавой бессмысленности войны! Шолохов, изображая войну со всей её жестокостью и кровью, кажется, должен был соприкоснуться с той литературной традицией, которая получила название литературы «потерянного поколения». Ведь он тоже показывает бесчеловечность войны, её пагубные нравственные последствия.

Вспомним горестное признание Григория: « Я, Петро, уморился душой. Я зараз будто недобитый какой… Будто под мельничными жерновами побывал, перемяли они меня и выплюнули». В «Тихом Доне» разрушается казенная легенда о подвиге, признанная взвинтить шовинистические предрассудки.

Шолохов раскрывает истинную природу того, что было объявлено подвигом: «А было так: столкнулись на поле смерти люди, ещё не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались нравственно искалеченные. Это назвали подвигом». В собственных авторских оценках и описаниях и у Л.Толстого, и у М.Шолохова сквозит неприятие войны. «Земля ахнула», «лицо земли взрывали», «хлеба топтала конница», не убранные «колосья скорбно шуршали», «великое разрушение и мерзостная пустота» - вот далеко не полный перечень авторских описаний войны. « Безрадостно дикая» жизнь порождает жестокость и безумие, тоску и недоумение.

Убийство и у Л.Толстого, и у М.Шолохова являются тяжелым нравственным потрясением. Как Николай Ростов в «Войне и мире» не может не думать о том, как он чуть не убил француза, так же точно Григорий Мелехов вновь и вновь возвращается к убитому им австрийцу. Оба эти героя с энтузиазмом шли на войну, оба хотели «почувствовать вкус» первого сражения и вот им приходится убивать. И что же вдруг произошло? Николая Ростова после боя что – то терзало, ему было не по себе, какое – то неприятное чувство «сжимало его сердце», он путался в собственных мыслях. «Но всё же неприятное, неясное чувство нравственно тошнило его. «Да что бишь меня мучает?...Осрамился я чем – нибудь? – Что – то другое мучило его, как раскаяние. Да, да этот французский офицер с дырочкой. И я хорошо помню, как рука моя остановилась, когда я поднял её…И разве я это сделал для отечества? И в чём он виноват с своей дырочкой и голубыми глазами? А как он испугался!» В свою очередь для героя М.Шолохова Григория Мелехова убийство тоже было нравственным потрясением. «Григорий встретился с австрийцем взглядом. На него мертво глядели залитые смертным ужасом глаза». Григорий мучительно переживает первую кровь, пролитую им на фронте. Петро едва узнал брата – так разительны были в нем перемены: «Голос у него жалующийся, надтреснутый, и борозда (её только что, с чувством внутреннего страха, заметил Петро) темнела, стекая наискось через лоб, незнакомая, пугающая какой – то переменой, отчужденностью». Сам Григорий жалуется брату: « Меня совесть убивает. Я под Люшневом заколол одного пикой.

Сгоряча… Иначе нельзя было… А зачем я энтого срубил?». Убийство – это тяжесть, с которой не могут справится ни сознание, ни чувства. Каким глубоким был нравственный протест героев против кровавой бессмысленности войны! Можно видеть, что эта сцена дана как зеркальные отражения мыслей и чувств героев.

Первый шок от первого боя («оскаленный, изменившийся в лице, как мертвец» – таким предстает вдруг нормальный, здоровый казак), вглядывание в первые трупы, душевная хворь, «нудная нутряная боль» Григория, переживающего убийство им австрийца, а потом пошло-поехало: трупы громоздятся штабелями, человек входит в мрачную, опустошающую привычку убивать, душевно обугливается, стервенеет, а то и познает извращенную страсть рубить и крошить «враждебную человечину» – с пылу, с жару.

Шолохов постоянно подчеркивает, как физически меняются при этом люди, какой отпечаток на их лица, тело и душу накладывает война. Вот и Григорий «обрюзг, осутулился», во взгляде его «все чаще стал просвечивать огонек бессмысленной жестокости» – (а уж что говорить о других, о каком-нибудь Митьке Коршунове). Он же объясняет Наталье на ее упреки за гульбу на фронте: да, «остервились», но ведь – «на краю смерти», «Я сам себе страшный стал… В душу ко мне глянь, а там чернота, как в пустом колодезе». Вспомним, как открывают новый его, прокаленный войной облик любящие глаза Аксиньи, когда она в последний раз всматривается в лицо спящего на лесной поляне Григория: «Что-то суровое, почти жестокое было в глубоких поперечных морщинах между бровями ее возлюбленного, в складках рта, в резко очерченных скулах… И она впервые подумала, как, должно быть, страшен он бывает в бою, на лошади, с обнаженной шашкой». Аксинья только предполагает и догадывается, а мы, читатели, это видели воочию и не раз в тех ужасающе-пронзительных картинах боя, что разворачивал перед нами писатель (особенно в эпизодах, когда Григорий прибегал к виртуозным приемам неожиданной рубки неприятеля левой рукой). Один из исторических персонажей «Тихого Дона» Харлампий Ермаков, как известно, послуживший главным прототипом Григория Мелехова (в романе он действует и самостоятельно) «…смущенно отводил в сторону еще не потухшие после боя, налитые кровью, осатанелые глаза» – вот они боевые глаза, самому за них стыдно, знает, каким только что был! Л.Толстой видит войну с кровью и грязью, с болью и страданиями; война без прикрас; и самого благородного, возвышенного человека она грубо бьёт, как палкой, она падает на спину и ничего уже не видит над собой, «кроме неба, - высокого неба, не ясного, но всё – таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками.» Вначале третьего тома Л.Толстой сказал, что война – «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие ». В войне, по мнению Л.Толстого, есть правда: когда враг приходит на твою землю, ты вынужден защищаться, - это и делала русская армия. Но война не становится от этого праздником; она по–прежнему остаётся грязным, кровавым делом. Война у Л.Толстого выглядела некрасиво и устрашающе, но люди шли на неё без громких слов, потому что не могли не идти; когда решалась судьба России, они вставали на защиту своей страны, зная, что пуля не помилует, и стояли насмерть. Так видел войну Л.Толстой, и это ценили в нём другие современники. Война пришла в жизнь молодых и сломала эту жизнь: она убьёт князя Андрея, она лишила Соню счастья, потому что это война отнимает у неё Николая; она убьёт Петю – мальчика Петю, ещё не начавшего жить, но и у старика она отняла право умереть спокойно. Война ограбила всех. В романе – эпопее «Тихий Дон» Шолохов изображает войну, как народное бедствие.

Смерть, сочувствия будят и объединяют солдат, люди не могут привыкнуть к войне. Уже в ходе войны народ начинает чувствовать этот братоубийственный характер.

Работая над эпопеей, Шолохов исходил из философской концепции о том, что народ является основной движущейся силой истории. В изображении народной жизни, быта и труда казачества, в изображении участия народа в исторических событиях Шолохов показал, что путь народа в революции и гражданской войне был сложным, напряженным, трагичным.

Эпопея охватывает период великих потрясений в России, которые отразились на судьбе донского казачества, описанного в романе. Споры и перебранки перешли в военное противостояние. И такой заряд ненависти и беспредельной злобы нес каждый, что нельзя не содрогнуться при виде жертв и жестокости. «Россия всходит на Гольгофу», - с горечью констатировал Шолохов свершившийся факт революции.

Зверства и жестокость были везде.

Вспомним сцены, которые как в зеркале отражают одна другую. Вот красные казнят белых, а через некоторое время белые казнят красногвардейцев - потемковцев.

Жестокость за жестокость, возмездие за возмездие. Здесь самосуд полнейший, мы видим, как ненависть выплёскивается через край. «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». И белые, и красные одинаково озверели.

Картины и одна, и другая страшны.

Страницы романа, посвященные гражданской войне, залиты кровью, пестрят рассказами о смертях: убиты, расстреляны, порублены шашками – обезумил народ. «Революцию в перчатках не делают» Не «делали её в перчатках» красные, не гнушались зверством белые.

Вспомним ценичное зверство казни Лихачёва.

Группа красногвардейцев, которые хвастают тем, что они против расстрелов, зверски казнят Лихачёва. Так они боролись против коммуны, но за советскую власть сражаются кум с кумом, сват со сватом, брат с братом. Это не просто война , а братоубийственная бойня.

Гибнут люди молодые и старые, опытные бойцы и только начинающие.

Читателям запомнится лицо паренька Малыцкого , исполосованное мокрыми стежками бегущих слёз, дрожащие от испуга. «Не хочу, не желаю умирать»,- кричит он. А рядом бывалый командир Петр Мелехов, который тоже не сумел скрыть страха перед расстрелом.

Гибнут станичники один за одним, и каждая страница – это рассказ о чей–то смерти.

Погибает от рук кума Петр Мелехов, белый, а рядом с ним лежат порубленные красногвардейцы. С затаённой болью пишет М.Шолохов и о белых, и о красных, жалея и оплакивая и тех и других. М.Шолохов порой останавливается на страшной картине чей–то смерти, чтобы читатель мог ужаснуться происходящему, увидеть и почувствовать бессмысленность смертей.

Вспомним смерть Анны.

Только познавшая счастье первой любви, готовящаяся стать матерью, смертельно раненная Анна расстается с жизнью.

Обессилив, понемногу холодея, она задаёт свой последний вопрос: «Зачем кровь, зачем смерть – разве это нужно отчизне». Но Анна не получила ответа, умерла и унесла с собой боль. Война у Л.Толстого как и у М.Шолохова несёт разрушение, горе, смерть. Ужас смерти сотен людей на плотине во время отступления русской армии после Аустерлица потрясает тем более, что Толстой сравнивает весь этот ужас с видом той же плотины в другое время, когда здесь «столько сиживал старичок–мельник с удочками, в то время как его внук, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу.» Страшный итог Бородинского сражения рисуется в следующей картине: «Несколько десятков тысяч человек лежали мертвыми в разных положениях на полях и лугах… на которых сотни лет одновременно убирали урожай и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Ковардина и Сеченевского». Мастерски показывает М.Шолохов трагедию разрушения единства народа. Не имеют друг к другу особых претензий и вполне мирно общаются простые казака – победители и пленные. Тем более страшно всё завершается: списком казненных. Столь же страшным и бессмысленным окажется список расстрелянных заложников хутора Татарского.

Жестокость вызывает ответную жестокость. Всё натуралистичнее становится сцены убийств. В них участвуют уже и мирные жители.

Особенно страшна сцена убийства Дарьей своего кума Ивана Алексеевича Котлярова. Злоба и месть распространяются на семьи воюющих, на стариков и детей.

Отвратительны садистские наклонности палача Митьки Коршунова, вырезавшего всю семью Кошевых. Но не менее гнусны и «подвиги» самого Кошевого, убившего деда Гришаку и спалившего множество домов своих врагов. «Они одной цены, скажем, свояк мой Митька Коршунов, что Михаил Кошевой,»- справедливо считает Григорий Мелехов. «Все мы душегубы»,- оправдывается Кошевой. И в его словах самая большая трагедия гражданской войны. Война развязала руки палачам. … Как высказался мудрый народный старичок в романе, случайный попутчик Аксиньи: «Человека убить иному, какой руку на этом деле наломал, легче, чем вшу раздавить.

Подешевел человек за революцию». Мстят односельчане один другому, ненависть слепая, холодная, безрассудная заставляет губить всех. Прав был Л.Толстой, сказавший, что война разрушает совесть и нравственность, развивает мародерство, казаки грабят всех на своем пути, бесчинствуют, насилуют казачек, бьют, режут скот. Их жестокость, безнравственность ничем нельзя оправдать. Всех рубили и убивали, потому что, как выразился один из офицеров: «Время такое, что всех надо истреблять». Приговоры без суда и следствия выносились на месте и тут же исполнялись. «Гниль и недоумение комкают душу» всем. Всё чаще вспоминают казаки родные степи, в песнях изливают тоску по Дону и по родной земле. Но и там, на Дону, жизнь разладилась. Не раз скажет писатель о плаче жён и матерей по погибшим на войне. И даже солнце у него станет «по – вдовьему обескровленным». Долгое отсутствие мужиков приводит к развалу хозяйств, к тоске и страданиям одних жалмерок, прямому возврату других. «В эти годы, - пишет М.Шолохов,- шла жизнь на сбыв – как полная вода в Дону». Вот почему с симпатией описывает художник мирную встречу казака Валета и немецкого солдата, противопоставляя её бессмысленной бойне, описанной в той же главе. Вот почему одобряет он отказ казаков вмешаться в петроградские события 17 – го года и их уход на Дон.

Однако радость мирной жизни омрачается воспоминаниями об убитых и не вернувшихся. В эпическое повествование вливается лирический голос автора. В нём страдание и в то же время философское напоминание о кратности земного бытия, о необходимости сохранения жизни: «И сколько не будут простоволосые казачки выбегать на проулки и глядеть из–под ладоней – не дождаться милых сердцу! Сколько не будет из опухших и выцветших глаз ручьиться слёз – не замыть тоски! Ветер зализал следы ушедших, время залижет и кровяную рану и память тех, кто не дождался родимых и не дождётся, потому что коротка человеческая жизнь и не много всем нам суждено истоптать травы…» Лирический монолог этот переходит в эпическое описание послевоенного затишья, чтобы вновь завершиться скорбным голосом автора: «Вернувшиеся с фронта казаки не чуяли, что у порогов куреней караулят их горшие беды и тяготы, чем те, которые приходилось переносить на пережитой войне». И название всему этому – гражданская война. Война порушила, по мнению Шолохова, самое святое – семью. В Татарском нет ни одного двора, где бы не было покойника.

Опустел хутор, развалились подворья. Нет больше база Астаховых, Коршуновых, Кошевых.

Развалилась и дружная семья Мелеховых.

Рушатся устои человеческой жизни. И в этом Шолохов видит трагедию войны.

Народную правду выражает старик Чумаков: «Вы все свои люди никак меж собой не столкуетесь. Ну, мыслимое ли это дело: русские православные люди сцепились между собой, и удержу нету… Пора кончать». Война и мир – это два состояния в жизни человеческого общества, возведенные Львом Толстым в заглавную формулу его романа, на который ориентировал себя автор «Тихого Дона», у Шолохова являются двумя пластами народного бытия.

Влияние Толстого на Шолохова отмечалось не раз, но всё же у автора «Тихого Дона» своё, углублённое понимание человеческого статуса жизни.

Создавая своё произведение, Шолохов опирался на произведение Толстого «Война и мир», где предлагается авторский взгляд на события войны 1812 года.

Главным героем его произведения стал народ.

Толстой рисует силу подвига русского народа и участие его в войне, он раскрывает сущность человека.

Проанализировав тексты романов можно сделать вывод о том, что каждый из авторов ставит определённые проблемы. Так, Толстой ставит проблему самосознания человека в войне и степень влияния отдельных личностей на ход войны в истории, Шолохов ставит проблему душевного страдания героев в братоубийственной гражданской войне. Как и в романе «Война и мир», Шолохов в центре «Тихого Дона» помещает семью, пример человеческой общности, начало всей жизни. Но как трагически отличаются судьбы Ростовых и Мелеховых в годину тяжёлых испытаний! 1812 год сплачивает героев Толстого, они вместе переживают и отъезд из Москвы, и пожар, ярким пламенем заалевшим над её небом, и гибель Петра.

Гражданская война уничтожает уклад жизни Мелеховых: погибает Петр, кончает жизнь самоубийством Дарья, умирает Наталья, изменив своему материнскому предназначению. Семья становится тем сюжетно – композиционным центром, в котором отразились взгляды М.Шолохова на братоубийство.

Лучшие герои Л.Толстого напряженно ищут смысл и назначение жизни. Автор «Войны и мира» вошёл в историю литературы как блестящий мастер психологического анализа, позволяющего воссоздать «диалектику души». Эту же цель преследует и наш великий земляк.

Вспомним сцену похорон Аксиньи, когда Григорий увидел перед собой «черное небо и ослепительно сияющий чёрный диск солнца». Какой выразительный художественный приём передачи внутреннего потрясения героя, потерявшего в этой жизни всё: мать, жену, любовь, дом! Картины простого человеческого счастья оттеняют весь ужас кровопролитной бойни – войны, несущей ужас, смерть, разорение. Такое видение войны сближает М.Шолохова с толстовской традицией изображения войны.

Могучее дыхание толстовской традиции в «Тихом Доне» сказалось в изображении безумия войны, её враждебности человеческому естеству, в срывании с неё героических масок. 6 Поиски смысла в жизни героев Л.Толстого и М.Шолохова Л.Толстой считал: «Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и опять бросить, о опять начинать и опять бросать и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – это душевная подлость». Л.Н.Толстой был писателем огромного, всемирного масштаба, так как предметом его исследований был человек, его душа. Для него человек – часть вселенной. Ему интересно то, какой путь проходит душа человека в стремлении к высокому, идеальному, в стремлении познать самого себя. Не случайно, вспоминая творения Л.Толстого, мы вспомним и термин, впервые введенный в литературоведческий обиход Н.Г.Чернышевским – «диалектика души» (постоянное изображение внутреннего мира героев в движении, в развитии (по Чернышевскому).) Смысл духовных исканий героев «Войны и мира» заключается в том, что герои способны к духовной эволюции, что, по Толстому, является сложнейшим критерием нравственной оценки личности. Герои ищут смысл жизни (обретение глубинных духовных связей с другими людьми) и личное счастье. Л.Толстой показывает этот процесс в его диалектической противоречивости (разочарования, обретение и потеря счастья). При этом герои сохраняют собственное лицо и собственное достоинство.

Хотелось бы остановится на личности самого любимого и близкого писателю героя – на личности Пьера Безухова. Пьер – честный, высокообразованный дворянин, но в то же время Безухов – натура непосредственнная, способная остро чувствовать, легко возбуждаться. Пьеру собственны глубокие раздумья и сомнения в поисках смысла жизни.

Жизненный путь его сложен и извилист.

Вначале под влиянием молодости и окружающей обстановки он совершает много ошибок: ведёт бесшабашную жизнь светской кутилы и бездельника, позволяет князю Курагину обобрать себя и женить на легкомысленной красавице Элен. Пьер стреляется на дуэли с Дороховым, порывает с женой, разочаровывается в жизни. Ему ненавистна всеми признаваемая ложь светского общества, и он понимает необходимость борьбы. В этот критический момент Безухов попадает в руки масона Баздеева. Этот «проповедник» ловко расставляет перед доверчивым графом сети религиозно – мистического общества, которое призывало к нравственному усовершенствованию людей и объединению их на началах братской любви. Пьер понял масонство как учение о равенстве, братстве и любви. Это помогло ему направлять свои силы на благоустройство крепостных. Он собирался освободить крестьян, учредить больницы, приюты, школы. Война 1812 года заставляет Пьера вновь горячо взяться за дело, но его страстный призыв помочь Родине вызывает всеобщее недовольство московского дворянства. Он вновь терпит неудачу.

Однако охваченный патриотическим чувством, Пьер на свои деньги снаряжает тысячу ополченцев и сам остаётся в Москве, чтобы убить Наполеона: «Или погибнуть, или прекратить несчастье всей Европы, происходившие, по мнению Пьера, от одного Наполеона». Важным этапом на пути исканий является посещение им Бородинского поля в момент знаменитого сражения. Он понял здесь, что историю творит самая могущественная сила – народ.

Безухов одобрительно принимает мудрые слова солдата: «Всем народом навалиться хотят, одно слово – Москва. Один конец сделать хотят». Вид оживлённых и потных мужиков-ополченцев, с громким говором и хохотом работающих на поле, «подействовал на Пьера сильнее всего того, что видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты». Ещё более тесное сближение Пьера с простыми людьми происходит после встречи с солдатом, бывшим крестьянином, Платоном Каратеевым, который, по мнению Толстого, является частицей народной массы. От Каратеева Пьер набирается крестьянской мудрости, в общении с ним «обретает то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде». Главное в духовных исканиях одного из героев «Войны и мира» Пера Безухова то, что в конце он приходит к сближению с народом. Ещё Л.Толстой по поводу своего романа «Война и мир» писал, что у художника, создающего произведение на историческом материале, и собственно историка – разные творческие задачи. Если историк стремится к объективной передачи событий, то художника интересует прежде всего человек, принимающий в них участие, мотивы его поступков, ход мыслей, движение чувств.

Недаром в романе М.Шолохова «Тихий Дон», развивающего лучшие традиции толстовской эпопеи, так много действующих лиц: именно из судеб складывается история в художественном произведении, из их субъективных точек зрения на неё – глубина и многоплановость осмысления исторических событий.

Однако как Дон является своеобразным стержнем, на который нанизывается большинство происходящих в романе М.Шолохова событий, так среди героев «Тихого Дона» именно на долю Григория Мелехова выпадает быть нравственным стержнем произведения, воплощением основных черт мощного народного духа; судьба Григория стала символом трагических судеб русского казачества вообще. И поэтому, проследив весь трагический жизненный путь Григория, начиная с истории рода Мелеховых, можно не только вскрыть причины его бед и потерь, но приблизится к пониманию сущности той исторической эпохи, чей глубокий и верный портрет мы находим на страницах «Тихого Дона», можно многое понять в трагической судьбе казачества да и русского народа в целом. В.Я.Шишков писал: «Михаил Шолохов знает самые затаённые движения человеческих душ и с большим мастерством умеет показывать это. Даже самые случайные его герои, жизнь которых началась и закончилась на одной и той же странице, надолго остаются в нашей памяти». Драматические судьбы основных действующих лиц, жестокие уроки судьбы Григория Мелехова, главного героя романа, складываются у Шолохова в единство исторической правды народа на пути строительства новой жизни.

Проследив тернистую тропу жизненных исканий Григория, можно понять, как самому Шолохову удалось решить проблему нравственных исканий своего героя. В начале повествования молодой Григорий – настоящий казак, блестящий наездник, охотник, рыболов и усердный сельский труженик – вполне счастлив и беззаботен.

Традиционная казачья приверженность к воинской славе выручает его в первых испытаниях на полях кровавых сражений в 1914 году.

Отличаясь исключительной храбростью, Григорий быстро привыкает к кровопролитным сражениям.

Однако от братьев по оружию его отличает чувственность ко всякому проявлению жестокости. К любому насилию над слабыми и беззащитными, а по мере развития событий – ещё и протест против ужасов и нелепостей войны. По сути дела, он всю жизнь свою проводит в чужой для него среде ненависти и страха, ожесточаясь и с отвращением обнаруживая, как весь его талант, всё его существо уходит в опасное мастерство сотворения смерти. Ему некогда быть дома, в семье, среди любящих его людей. Вся эта жестокость, грязь, насилие заставили Григория по-новому взглянуть на жизнь: в госпитале, где он находился после ранения, под влиянием революционной пропаганды появляются сомнения в преданности царю, отечеству и воинскому долгу. В семнадцатом году мы видим Григория в беспорядочных и мучительных попытках хоть каким-то образом определиться в это «смутное время». Он ищет политическую истину в мире стремительно меняющихся ценностей, руководствуясь чаще внешними признаками событий, чем их сутью.

Сначала он сражается за красных, но убийство ими безоружных пленных отталкивает его, и когда большевики приходят на его любимый Дон, творя грабежи и насилие, он борется с ними с холодной яростью. И опять поиски Григория истины не находят ответа. Они превращаются в величайшую драму человека, совершенно потерявшегося в круговороте событий.

Глубинные силы души Григория отталкивают его и от красных, и от белых. «Все они одинаковы! говорит он склоняющимся на сторону большевиков друзьям детства. Все они ярмо на шее казачества!». И когда он узнает о бунте казаков в верховьях Дона против Красной армии, он выступает на стороне бунтовщиков.

Теперь он может бороться за то, что ему дорого, за то, что он любил и лелеял всю свою жизнь: «Будто не было за плечами дней поисков правды, исканий, переходов и тяжелой внутренней борьбы. О чем было думать? Зачем металась душа, в поисках выхода, в разрешении противоречий? Жизнь казалась насмешливой, мудро-простой.

Теперь ему уже казалось, что извечно не было в ней такой правды, под крылом которой мог бы подогреться всякий, и до края озлобленный, он думал: у каждого своя правда, своя борозда. За кусок хлеба, за делянку земли, за право на жизнь – всегда боролись люди и будут бороться, пока светит им солнце, пока теплая по жилам сочится кровь. Надо биться с теми, кто хочет отнять жизнь, право за неё; надо биться крепко, не качаясь, как в стенке, а накал ненависти, твердость даст борьба!» Как возврат к господству офицерства в случае победы белых, так и власть красных на Дону для Григория неприемлемы. В последнем томе романа разжалование как следствие неподчинения белогвардейскому офицеру, смерть жены и окончательное поражение белой армии доводят Григория до последней степени отчаяния. В конце концов он вступает в конницу Будённого и героически воюет с поляками, желая очиститься этим от своей вины перед большевиками. Но для Григория нет спасения в советской действительности, где даже нейтралитет считается преступлением. С горькой насмешкой говорит он бывшему вестовому, что он завидует Кошевому и белогвардейцу Литсвицкому: «Им с самого начала было ясно, а мне и доселе все неясное. У них, у обоих свои, прямые дороги, свои концы, а я с семнадцатого года хожу по вилюжкам, как пьяный качаюсь…» Трагедия Григория Мелехова – это трагедия русского казачества в целом.

Казаки никогда ни перед кем не ломали шапок, жили обособленно, изолированно от остального мира, ощущаю некоторую свою исключительность, особенность и стремясь её сохранить. И белые, и красные для большинства рядовых казаков – «иногородние», принесшие на донскую землю разлад и войну. На чьей бы стороне казаки не воевали, им хочется одного: вернуться в родной хутор, к жене и детям, пахать землю, вести своё хозяйство.

Однажды ночью под угрозой ареста, а следовательно и неминуемого расстрела Григорий бежит с родного хутора. После долгих скитаний, тоскуя по детям и Аксинье, он тайно возвращается.

Аксинья обнимает его, прижимается лицом к его мокрой шинели рыдает: «Лучше убей, но не бросай!». Упросив сестру взять детей, он и Аксинья бегут ночью в надежде добраться на Кубань и начать новую жизнь.

Восторженная радость наполняет душу этой женщины при мысли, что она снова рядом с Григорием. Но счастье её недолго: в дороге их застигает конная застава, и они мчатся в ночи, преследуемые летящими им вдогонку пулями. Когда они находят укрытие в яру, Григорий хоронит свою Аксинью: «Ладонями старательно примял он на могильном холмике влажную, желтую глину и долго стоял на коленях возле могилы, склонив голову, тихо покачиваясь.

Теперь незачем было ему торопиться. Всё было кончено…» Скрываясь неделями в лесной чаще, Григорий испытывает всё более сильное желание «походить бы … по родным местам, покрасоваться на детишек, тогда можно было бы и помирать…» Он возвращается в родной хутор.

Трогательно описав встречу Григория с сыном, Шолохов заканчивает свой роман словами: «Что ж, вот и сбылось то немногое, о чём бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына… Это было всё, что осталось у него в жизни, что пока ещё роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром». Григорию недолго оставалось наслаждаться этой радостью.

Очевидно, что он вернулся, чтобы погибнуть.

Погибнуть от коммунистической необходимости в лице Михаила Кошевого. В романе, полном жестокости, казней и убийств, Шолохов мудро опускает занавес над этим последним эпизодом. А между тем перед нами промелькнула, ярко вспыхнув и медленно угасая, целая человеческая жизнь.

Жизнеописание Григория у Шолохова довольно объёмно.

Григорий жил, в полном смысле этого слова, когда его жизненная идиллия ничем не нарушалась. Он любил и был любим, он жил необыкновенной мирской жизнью на родном хуторе и был доволен. Он всегда старался поступать правильно, а если нет – что ж, каждый человек имеет право на ошибку.

Многие моменты жизни Григория в романе – это своеобразные «уходы» от событий, которые непосильны его разуму.

Страстность исканий Григория сменяется чаще всего возвратом к себе, к естественной жизни, к своему домашнему очагу. Но в то же время нельзя сказать, что жизненные искания Григория зашли в тупик, нет. У него была настоящая любовь, и судьба не обделила его возможностью быть счастливым отцом. Но Григорий был вынужден постоянно искать выход из создавшихся трудных положений.

Говоря о нравственном выборе Григория в жизни, нельзя однозначно сказать, всегда ли его выбор был действительно единственно верным и правильным. Но он почти всегда руководствовался своими собственными принципами и убеждениями, пытаясь найти лучшую долю в жизни, и это стремление не было простым желанием «жить лучше всех». Оно было искренним и затрагивало интересы не только его самого, но и многих близких ему людей, в частности любимой женщины.

Несмотря на бесплодные устремления в жизни, Григорий был счастлив, хотя и очень недолго. Но и этих недолгих минут так необходимого счастья было достаточно. Они не пропали зря, как не зря прожил свою жизнь Григорий Мелехов. Нет особой вины Григория в том, как сложилась его судьба: не он выбирал бремя, в котором жить. Но можно сказать одно: надломлен Мелехов, но не сломан, покалечен, но не изуродован войной, как Митька Коршунов или Фомин. Не кривил он душой, а если где и пошёл против совести, то до конца расплатился с собой за это. И Мишатка, сидящий на руках отца, лучшая награда ему за всё от неласковой судбы. М.Шолохов ,подобно Толстому, подчёркивает определяющую роль народа в истории.

Характеризуя свой замысел образа главного героя «Тихого Дона», М.Шолохов писал: «Я хотел рассказать об обаянии человека в Григории Мелехове, но мне это до конца не удалось.» Не удалось, как нам представляется, не из-за отсутствия мастерства (писатель отлично понимал, какого масштабу фигуру он создал ), а из-за того, что в нём человеческий дух поднимался до вершин совершенства и опускался до глубин отчаяния. Путь Григория Мелехова к идеалу истинной жизни – это трагический путь обретений, ошибок и потерь, который был пройден всем русским народом в 20 веке. Путь героев М.Шолохова и Л.Толстого – путь исканий. Они на себе проверяют правильность сделанного выбора, расплачиваясь за него искалеченными судьбами и даже жизнью. Можно сказать, что могучая сила Л.Толстого и М.Шолохова проявилась в том, что социально-историческая и философская проблематика эпохи дана в драматических судьбах людей, в трагизме и неустанности их социальных и духовных исканий. 7 Изображение природы В «Войне и мире» и «Тихом Доне»

Земля определяет судьбы человеческие : « её решать , ей , вынашивающей правых и виноватых , своих м чужих , собственным поставом судить , что потом из кого выёдет ». В . Распутин . « Пожар »
Тонко и проникновенно, во всей своей живой и трепетной достоверности изображает М.Шолохов так же как и Л.Толстой родную природу.

Пейзаж у них всегда одухотворён. Он соотнесен с человеком, с течением жизни, то своей красотой и величием оттеняя несовершенство человеческого бытия, жестокость людскую, то гармонически сливаясь с душевным миром человека, охваченного высокими стремлениями, светлыми чувствами.

Картины природы у Л.Толстого и М.Шолохова «теснейшим образом связываются с внутренней жизнью героев.

Красота природы как бы продолжает человеческий образ, поддерживает и несёт его.

Положение пейзажа в романе Толстого можно сравнить лишь с его положением в лирическом стихотворении, где картина развёртывается параллельно с переживанием героя, фиксируя его моменты». Лев Николаевич Толстой — большой мастер слова, под его пером оживали, приобретали неповторимое звучание любой описываемый эпизод, сцена, портрет героя, но картины природы особенно полны необъяснимого очарования.

Толстой любил природу, она затрагивала струны его души, в самом обычном пейзаже он умел подметить неповторимость и индивидуальность. Но природа в произведениях Льва Николаевича не просто фон, на котором живут и действуют его герои. Она отражение их чувств, внутреннего состояния.

Интересно, что через восприятие героем природы автор проверяет душу человека.

Любимые персонажи писателя Наташа Ростова и княжна Марья, Пьер Безухов и Андрей Болконский часто любуются окружающей красотой, «впуская» ее в свою душу, но никогда не увидим Элен и Анатоля Курагиных, Бергов, Наполеона, уделяющих внимание «таким пустякам» — окружающим картинам природы. Они самолюбивы и эгоистичны, их занимают лишь собственные персоны. А как прекрасна и непосредственна Наташа, когда любуется красотой ночи в Отрадном: «Соня, Соня! — послышался опять первый голос.— Ну, как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть!..— Ведь эдакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало...— Нет, ты посмотри, что за луна!..» Князь Андрей понял всю суетность и пустоту своих тщеславных мечтаний, когда увидел «высокое небо» Аустерлица, ему открылась истина, ради чего должен жить человек, к чему стремиться, отрешившись от суетности и корысти повседневной жизни. Такую же судьбоносную роль сыграла «встреча» князя Андрея с дубом, стоящим на краю дороги. «Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными давно, видно, суками и обломанной корой, заросшей старыми болячками... Презрительным уродом стоял между улыбающимися березами...» «Весна, и любовь, и счастье! — как будто говорил этот дуб...— Все одно и то же, и все обман!» Это как раз соответствовало настроению Болконского. Он думал, что отжил свои лучшие годы. Но невольно подслушанный ночной разговор двух девушек и картина распустившегося дуба совершенно преобразили князя Андрея. Он обновился так же, как весной обновляется и возрождается природа. «Да, здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны,— подумал князь Андрей.— Да где он?..» Старый дуб, весь преображенный, распустившись шатром сочной зелени, млел, чуть колыхаясь, в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно... «Нет, жизнь не кончена в тридцать один год,— вдРУг окончательно, беспременно решил князь Андрей...» Это не просто умение увидеть красоту вокруг себя, но внутренняя связь, органическое слияние с родной природой, которая входит в души людей, истинных патриотов России.

Любоваться красотой могут многие, но почувствовать ее, пропустить через свое сердце, наполниться ею, обогатиться духовно — дано не многим, а Лев Николаевич еще и умеет все это гениально отразить «на бумаге». А как трогательно описан дождь, накрапывающий на Бородинском поле вечером 26 августа 1812 года. Это «слезы неба» об убитых людях, защищавших свою родину, или обманутых, «очарованных» сказкой о дальних московских землях, пришедших поживиться за чужой счет, но нашедших здесь лишь могилу. Мы видим, что у Л.Н.Толстого пейзаж одушевлён, например, «ветер казакует», «вода ворковала», «полая вода стояла как завороженная», «вода клокотала как бешеная», «степь оделась серебром» и помогает раскрыть чувства, настроения героев, передать их отношение к происходящим событиям. В романе-эпопее М.Шолохова «Тихий Дон» так же как в «Войне и мире» очень большую роль играет пейзаж, но не совсем обычный. В романе важна символическая деталь.

Природа для Шолохова, также как для Толстого, персонаж, действующее лицо.

Шолохов, давая глубокий художественный анализ уклада, обычаев и нравов донцев, не мог не обратить внимание на тесную связь их жизни как земледельцев с жизнью природы.

Поэтому природа в его романе предстаёт в образе могучей стихии, ведущее своё, независимое от человека существование, и тем не менее тысячами невидимых нитей связанной с жизнью и судьбой казачества. Это проявляется в данных в романе пейзажных зарисовках и масштабных картинах природы, на фоне которых разворачивается сложная, драматическая жизнь казаков, по закону «психологического параллелизма» обнаруживающая необходимые соответствия с процессами, происходящими в природе. Ой ты, наш батюшка тихий Дон! Ой, что же ты, тихий Дон, мутнехонек течешь? Ах, как мне, тиху Дону, не мутну течи! Со дна меня, тиха Дона, студены ключи бьют, Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит.

Старинные казачьи песни Природа тихого Дона, далекая степь и просторы выступают как отдельные герои в романе Шолохова «Тихий Дон». Писатель с любовью описывает те казачьи края, полные свободы, лучезарного солнца, полей, где ощущается полное единение человека с природой – идеал самого писателя.

Пейзаж Шолохова создаёт картину мира, дополняет ощущение реальности происходящего.

Вовремя военных действий писатель акцентирует внимание на моросящий дождь, пронизывающий ветер, нечто грохочущее невдалеке, морозный сизый туман.

Описание природы предвосхищает приближающиеся события романа, подготавливает читателя к восприятию грандиозных последующих перемен. К примеру, описание пограничного состояния природы, замерзшей в «ожидании» Верхнедонского восстания. Но в последней части романа «иным, чудесно обновлённым и обольстительным, предстал мир, проглянувшийся сквозь туман клочок чистого неба ослепил холодной синевой…» Шолохов не раз сравнивает «величаво распростертое» голубок небо, полное беспредельных просторов, с кипящей жизнью на земле, намекая на мысль о вечной жизни, вечного противоборства, что сродни с мотивом бесконечного неба с медленно текущими облаками в романе - эпопеи Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Сполна и мастерски Михаил Шолохов характеризует внутренний мир героев через явления природы.

Пейзаж как средство выражения авторской позиции передает их настроение, сердечные бури и штили.

Описание «снежной громадины, влекомой вниз из-за единственного толчка, сокрушающего все на своём пути» параллельно описанию много лет не проявлявшегося чувства в Аксиньи, которое вдруг прорывается при единственной встрече с Григорием. К концу романа сила чувств Мелехова и степень ощущения им потери описывается как «чёрное небо и ослепительно сияющий черный диск солнца». Автор использует психологический параллелизм в сцене проклятия Натальи своего мужа.

Стремление героини отказаться от Бога, от естественных природных начал вторит разбушевавшаяся гроза.

Писатель старается показать, что , если, человек слит с родной природой, он из этого источника черпает свои душевные силы, иначе: он погибает.

Михаил Шолохов очеловечивает природу, передает каждое изменение её настроения. В каждом лирическом отступлении чувствуется любовь писателя к просторам, к земле, к каждому стебельку, к каждому листочку.

Человек и есть сама природа, и мы неразрывны с ней.

Особенно выделяется автором образ степи, который идёт от народного представления о степи – матушки, кормилице, политой потом и кровью живущих на ней людей. Также при описании пейзажа автор упирается на фольклорный источник: Ой, да разродимая моя сторонка, Не увижу больше я тебя, Не увижу, голос не услышу На утренней зорьке соловья. ___________ Всколыхнулся, взволновался Православный тихий Дон. И послушно отозвался На призыв монарха он Шолохов наделен поразительной способностью видеть мир, и одновременно через субъективное восприятие этого мира его героями он раскрывает во всей полноте их богатый внутренний мир.

Вспомним сцену в весеннем лесу.

Уставшая Аксинья решила отдохнуть: «Ненасытно вдыхала многообразные запахи леса сидевшая неподвижно Аксинья, её глаза терялись в этом чудеснейшем переплетении цветов и трав…» Томительный аромат цветов пробуждает в Аксинье мысли о прошедшей молодости: «И почему-то за этот короткий миг, когда сквозь слёзы рассматривала цветок и вдыхала грустный его запах, вспомнилась Аксинье молодость и вся долгая и бедная радостями жизнь… Словно в чистой воде лесного родника увидела вдруг Аксинья своё отражение – так много сказал её наболевшему сердцу этот цветок, неожиданно привлёкший своим грустным и сладостным запахом». Писатель подмечает моменты, когда восприятие природы становится особенно острым и впечатлительным, как бы увиденным впервые.

Достаточно вспомнить самые трагические эпизоды романа: зверское убийство казаками красного командира Лихачёва. Идя на смерть, он видит красоту весеннего леса.

Проходя мимо берёзки, сорвал ветку: «На ней уже набухали сладостные мартовским соком бурые почки; сулил их тонкий, чуть внятный аромат весенний расцвет, жизнь, повторяющуюся под солнечным кругом… Лихачёв совал пухлые почки в рот, жевал их, затуманенными глазами глядел на отходившие от мороза, посветлевшие деревья и улыбался уголком небритых губ.» Можно ли представить ситуацию трагичней этой, когда человек с такой привязанностью к естественной прелести жизни должен покинуть её навсегда.

Картины расправы над коммунистами, красноармейцами, попавшими к белым, были во многих книгах. Но там обычно изображался сам акт насилия.

Шолохов же подошёл к этому как психолог.

Картины природы освобождают писателя от необходимости давать прямые авторские характеристики героев. Само название романа символично и многозначно. Тихий – «величественный», Дон лишь внешне спокоен и тих, на самом деле река полна водоворотов, подводных камней. Жизнь героев подобна течению реки, что Шолохов и доказывает в своей эпопее. Но в то же время как бы ни изменялась жизнь, есть в ней что-то вечное, бессмертное.

Меняются события истории, судьбы героев, но каждый год цветёт степь, приходят и уходят холод, течет тихий Дон в вечность. В этом Шолохов философствует о том, что природа и человек тесно связны между собой, и особенно ярко эта связь показана в романе Шолохова «Тихий Дон». Все переживания во время войны, тяжесть военного времени Шолохов отобразил в пейзаже. «Там, где шли бои, хмурое лицо земли оспой взрыли снаряды: ржавели в ней, тоскуя по человеческой крови, осколки чугуна и стали. По ночам за горизонтом тянулись к небу рукастые алые зарева, зарницами полыхали деревни, местечки, городки. В августе – когда вызревает плод и доспевает хлеб, - небо неулыбчиво серело, редкие погожие дни томили парной жарой.… В садах жирно желтел лист, от черенка наливался предсмертным багрянцем, и издали, похоже, было, что деревья – в рваных ранах и кровоточат рудой древесной кровью». Благодаря метафорам, ярким олицетворениям, создается ощущение, что сама природа участвует в войне.

Подобный прием изображения войны мы можем наблюдать и в романе Л. Н. Толстого «Война и Мир». Самобытность произведения, мастерство Шолохова заключается в постоянном проведении параллели между жизнью казаков и окружающей их удивительной природы. Степь с ее раздольем, Дон с его величавым течением, речные и степные запахи – все это для Шолохова не постороннее, а с детства родное, хватающее за сердце, как и судьбы людские.

Широта, масштабность картин природы сродни тем историческим событиям, которые описываются в романе. А тонкость наблюдения, отдельные детали в изображении донского пейзажа подчеркивают уникальность и ценность жизни каждого человека. XX век оказался для русской литературы временем глубоких философских поисков, он подарил нам яркие произведения выдающихся писателей. Для меня вершинной книгой в русской литературе XX века стал роман “Тихий Дон”, произведение, обагренное трагедией социальной борьбы, войн и революций, сохранившее национальную духовность и высокую меру народной нравственности.

Подобно древнему эпосу, “Тихий Дон” густо населен символическими образами, связанными, как правило, с донским пейзажем, природными явлениями: солнце, луна, степь, земля.

Пейзаж у Шолохова так же как и у Л.Толстого очеловечен, одухотворен. Он - то своим величием и красотой оттеняет несовершенство человеческого бытия, жестокость событий, в которые вовлечены донские казаки, то гармонично сливается с душевным миром героев.

Милосердная и прекрасная в своем очаровании природа – это и место обитания людей, и идеал, и удивительная гармония.

Романтика и будни, красота и жестокость, неукротимая сила и тонкий душевный уклад – таков пейзаж в изображении М. А.Шолохова и Л.Н.Толстого 8 Заключение Произведения М.Шолохова «Тихий Дон», так же как и «Война и мир» Л.Толстого, принадлежит к жанру романа – эпопеи. В обоих произведениях человеческая личность показана в переломные моменты русской истории, в обоих смело сочетаются личностный, семейно – бытовой и исторические планы повествования. «Тихий Дон» и «Война и мир» произведения, повествующих о знаменательных и грандиозных событиях из истории страны, освещающие важные стороны народной жизни, взгляды, идеалы, быт и нравы различных слоёв общества. Оба эти романа были восприняты как шедевры мировой литературы. В 1887 году американец Джон Форест писал Толстому: “Ваши персонажи для меня — живые, настоящие люди, такие же, как и Вы сами, и составляют столь же неотъемлемую часть русской жизни. За последние годы вы, Достоевский и Гоголь населили то пространство, которое раньше было для меня безлюдной пустыней, отмеченной лишь географическими названиям.

Приехав теперь в Россию, я стал бы разыскивать Наташу, Соню, Анну, Пьера и Левина с большей уверенностью, что встречусь с ними, чем с русским царем. И если бы мне сказали, что они умерли, я очень огорчился бы и сказал: “Как? Все?”. А в 1976 году Йонас Авижюс сказал: «Он писал, не скованный никакими предвзятыми правилами и канонами, писал мощно, широко, с обжигающей жаждой правды. И если уж поражаться, то, как мне кажется, только тому, что, несмотря на эту раскованность и свободу письма, «Тихий Дон» оказался по своей форме на редкость цельным, будто вырубленным из единой глыбы, произведением». Проанализировав «Войну и мир» и «Тихий Дон», явно видны творческие связи между двумя этими эпопеями.

Сложность, многогранность, противоречивость развития героев Л.Толстого, умение показать, по выражению Чернышевского, «диалектику души» человека, закономерное следствие того нового принципа типизации, который Лев Толстой внёс в искусство.

Отсюда и вытекает своеобразие его композиционных принципов, умение показать героя в самых различных проявлениях его деятельности, во взаимодействии с самыми различными явлениями действительности. «Война и мир» с жанровой точки зрения объединяет особенности и семейно-бытового, и военно-исторического, и социально-политического, и психологического романа. Этот композиционный сплав, в основе которого лежит стремление писателя охватить самые различные связи, которые возникают в процессе человеческой жизни, и является характерной чертой созданной Л.Толстым эпопеи. Этот жанр даёт наиболее широкую перспективу для раскрытия человеческих судеб и человеческих характеров, для охвата наиболее сложных жизненных конфликтов и противоречий, для изображения жизненного процесса в его наиболее сложных и развернутых формах, то есть как движение народных масс. Такой принцип изображения человека близок советской литературе, особенно полно может быть ею воспринят.

Тяготение к эпопее, к широкому изображению народной жизни, является одной из существенных тенденций развития литературы 20 века.

Понятна, что эта тенденция исторически глубоко осмыслена. Она подсказана тем новым характером отношений человека и общества, человека и исторического процесса, который был присущ именно советской действительности.

Огромную роль для утверждения самобытных тенденций советской литературы играет опыт классической литературы и прежде всего именно Льва Толстого: опыт глубокого отражения правды жизни, показанной через отношения человека и народа. «Тихий Дон» также совмещает в себе особенности и семейно-бытового, и военно-исторического, и социально-политического, и психологического романа. М.Шолохов, как и Л.Толстой, раскрывает человеческие характеры через их отношение к важнейшим событиям в жизни народа.

Отсюда и вытекает та внутренняя близость жанровой и композиционной структуры, которую мы ощущаем в «Войне и мире» и «Тихом Доне». Эта близость основана и на родстве творческих задач, которые ставят перед собой оба художника, стремившиеся отразить важнейшие исторические события в жизни своего народа. Она связана с внутренне единым процессом исторического развития народного движения, в отношении к которому «Война и мир» и «Тихий Дон» представляют собой освещение его в различных исторических этапах. Она связана, наконец, и с тем, что в самом подходе М.Шолохова к действительности не могла не сказаться та художественная школа, которую он, формируясь как писатель, проходил у Л.Толстого, и в понимании связи человека и народа, и в раскрытии диалектики его души, и в художественном изображении массовых народных сцен.

Схожесть Л.Толстого и М.Шолохова в близости основной внутренней художественной логики в раскрытии человека, которая вытекает из исходных позиций обоих писателей, в том, как разрешают они проблемы типизации человека.

Подобные работы

Александр Александрович Фадеев "Молодая гвардия"

echo "Александр Фадеев необычайно цельный в своих устремлениях писатель. Каков он, человек будущего, каковы те условия, в которых человеческая личность может, развивается гармонично, обретая черты сов

Мигель де Сервантес (1547—1616)

echo "Творчество величайшего испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведра (1547—1616) — основоположника новой испанской литературы — возникло на почве синтеза всех достижений предшествующего её р

Лингвистическая семантика

echo "Основные направления и школы современной лингвистической семантики. Общие свойства языкового знака. О характере связи между означаемым и означающим. Семантический треугольник. Актуальное, вирт

Ответы к ГОС экзамену по русской литературе

echo "Большинство этих вопросов в настоящее время достаточно глубоко и всесторонне изучено. Полемика о времени написания «Слова». В исследовательской литературе о «Слове» существенное место занимает

Смысл названия пьесы А. Н. Островского «Гроза»

echo "Впервые слово “ гроза” звучит в сцене прощания с Тихоном. Он говорит: “...Недели две никакой грозы надо мной не будет”. Тихону очень хочется хоть ненадолго вырваться из атмосферы родительского д

Роль двойственного характера основ французского языка

echo "Основной их ошибкой было смешение диахронного и синхронного подходов к проблемам деривации. Советский ученый П.А. Соболева ввела понятие ассиметрии процессов и отношений в области словообразова

Лингвистические школы 20 века

echo "Копенгагенская лингвистическая школа. Датский структурализм Л. Ельмслев , В. Брёндаль и Х. Ульдалль . А. с.521-534 Глоссематика. Л. Ельмслев . Пражская лингвистическая школа. Мотезиус , Трнка

Использование галлицизмов и просторечий в романе Толстого "Война и мир"

echo "Отображает происхождение и положение героя в обществе. «Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем», «…Пьер увидел на нем адамову голову, знак масонства…», «…под аккомпанемен