Педагогика

Социология

Компьютерные сети

Историческая личность

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Музыка

Гражданское право

Криминалистика и криминология

Биология

Бухгалтерский учет

История

Правоохранительные органы

География, Экономическая география

Менеджмент (Теория управления и организации)

Психология, Общение, Человек

Философия

Литература, Лингвистика

Культурология

Политология, Политистория

Химия

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Право

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Медицина

Финансовое право

Страховое право

Программирование, Базы данных

История государства и права зарубежных стран

История отечественного государства и права

Трудовое право

Технология

Математика

Уголовное право

Транспорт

Радиоэлектроника

Теория государства и права

Экономика и Финансы

Экономико-математическое моделирование

Международное право

Физкультура и Спорт

Компьютеры и периферийные устройства

Техника

Материаловедение

Программное обеспечение

Налоговое право

Маркетинг, товароведение, реклама

Охрана природы, Экология, Природопользование

Банковское дело и кредитование

Биржевое дело

Здоровье

Административное право

Сельское хозяйство

Геодезия, геология

Хозяйственное право

Физика

Международное частное право

История экономических учений

Экскурсии и туризм

Религия

Искусство

Экологическое право

Разное

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Астрономия

Военная кафедра

Геодезия

Конституционное (государственное) право России

Таможенное право

Нероссийское законодательство

Ветеринария

Металлургия

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Гражданское процессуальное право

Архитектура

Геология

Уголовный процесс

Теория систем управления

Лермонтов Михаил Юрьевич

Лермонтов Михаил Юрьевич

Мальчик получил столичное домашнее образование (гувернер – француз, бонна – немка, позднее преподаватель – англичанин) , с детства свободно владел французским и немецким языками. Уже ребенком Лермонтов хорошо знал быт (в том числе и социальный) помещичьей усадьбы, запечатленный в его автобиографических драмах. Летом 1825 бабушка повезла мальчика на воды на Кавказ; детские впечатления от кавказской природы и быта горских народов остались в его раннем творчестве (“Кавказ” , 1830; “Синие горы Кавказа, приветствую вас!..” , 1832) . В 1827 семья переезжает в Москву, и 1 сент. 1828 Л. зачисляется полупансионером в 4– ый класс Московского университетского благородного пансиона, где получает систематическое гуманитарное образование, которое пополняет систематическим чтением. Уже в Тарханах определился острый интерес мальчика к литературе и поэтическому творчеству; в Москве его наставниками становятся А. З. Зиновьев, А. Ф. Мерзляков (у которого он берет домашние уроки) и С. Е. Раич, руководивший пансионским литературным кружком. В стихах Л. 1828–30 есть следы воздействия “итальянской школы” Раича и воспринятой через нее поэзии К. Н. Батюшкого , однако уже в пансионе определяется преимущественная ориентация Лермонтова на А. С. Пушкина, байроническую поэму (первоначально – в интерпретации Пушкина) , а также на литературно–философскую программу любомудров в “Московском вестнике” . В ближайшие годы байроническая поэма становится доминантой раннего творчества поэта. В 1828–29 он пишет поэмы “Корсар” , “Преступник” , “Олег” , “Два брата” . В марте 1830 вольные порядки Московского пансиона вызвали недовольство Николая I (посетившего пансион весной) , и по указу Сената он был преобразован в гимназию. В 1830 Лермонтов уклоняется “по прошению” и проводит лето в подмосковной усадьбе Столыпиных Середниково (апрель – начало мая – июль 1830) ; в том же году после сдачи экзаменов зачислен на нравственно–политическое отделение Московского университета. К этому времени относится первое сильное юношеское увлечение поэта – Екатериной Александровной Сушковой (1812–1868) , с которой он познакомился у своей приятельницы А. М. Верещагиной. С Сушковой связан лирический “цикл” 1830 [“К Сушковой” , “Нищий” , “Стансы” (“Взгляни, как мой спокоен взор...” ) , “Ночь” , “Подражание Байрону” (“У ног твоих не забывал...” ) , “Я не люблю тебя: страстей...” и др. ]. По-видимому, несколько позднее Лермонтов переживает еще более сильное, хотя и кратковременное чувство к Наталье Федоровне Ивановой (1813–1875) , дочери драматурга Ф. Ф. Иванова; стихи т. н. ивановского цикла [“Н. Ф. И... вой” , “Н. Ф. И.” , “Романс к И...” , “К*” (“Я не унижусь пред тобою...” ) и др. ] отличаются повышенной драматичностью, включая мотивы любовной измены, гибели и т.п. ; общие контуры романа с Ивановой отразились в драме “Странный человек” . Третьим по времени адресатом лирических стихов Лермонтова начала 1830– х гг. была Варвара Александровна Лопухина (1815–1851) , в замужестве Бахметева , сестра его товарища по университету.

Чувство к ней Лермонтова оказалось самым сильным и продолжительным; по мнению близкого к поэту А. П. Шан – Гирея , Лермонтов “едва ли не сохранил... его до самой смерти своей” . Лопухина была адресатом или прототипом как в ранних стихах [“К. Л.” (“У ног других не забывал...” , 1831) , “Она негордой красотою...” , 1832, и др. ], так и поздних произведений: “ Валерик ” , посвящение к VI редакции “Демона” ; образе проходит в стихотворениях “Нет, не тебя так пылко я люблю” , в “Княгине Лиговской” (Вера) и др. В 1832, разочарованный казенной рутиной преподавания, Лермонтов оставляет Московский университет и переезжает в Петербург (июль–начало августа) , надеясь продолжить образование в Петербургском университете; однако ему отказались зачесть прослушанные в Москве курсы. Чтобы не начинать обучение заново, поэт не без колебаний принимает совет родных избрать военное поприще; в ноябре 1832 сдает экзамены в Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров и проводит два “страшных года” в закрытом военном учебном заведении, где строевая служба, дежурства, парады почти не оставляли времени для творческой деятельности (быт школы в грубо натуралистическом виде отразился в обсценных т.е. юнкерских поэмах – “Петергофский праздник” , “ Уланша ” , “ Гошпиталь ” – все 1834) . Она оживляется в 1835, когда Лермонтов был выпущен корнетом в лейб –гвардейский Гусарский полк (сентябрь 1834) ; в этом же году выходит поэма “Хаджи Абрек” [не считая раннего стихотворения “Весна” ], поэт отдает в цензуру первую редакцию драмы “Маскарад” , работает над поэмами “Сашка” , “Боярин Орша” , начинает роман “Княгиня Лиговская” . Он получает возможность общения с литературными кругами Петербурга.

Сведения об этих контактах скудны; известно о знакомстве Лермонтова с А. Н. Муравьевым, И. И. Козловым и близким к формирующихся славянофильским кружкам С. А. Раевским, что способствовало укреплению уже определившегося интереса поэта к проблемам национальной истории и культуры.

Раевский, один из близких друзей Лермонтова (в 1837 пострадавший за распространение “Смерти Поэта” ) , был полностью посвящен в процесс работы над романом “Княгиня Лиговская” (1836; не окончен; опубликован в 1882) , одна из сюжетных линий которого опирается на историю возобновившегося романа поэта с Сушковой. В 1835–1836 Лермонтов еще не входит в ближайший пушкинский круг; с Пушкиным он также не знаком. Тем более принципиальный характер получает его стихотворение “Смерть Поэта” (1837; опубликовано в 1858) , написанное сразу же после гибели Пушкина.

Лермонтов говорил от лица целого поколения, одушевляемого скорбью о гибели национального гения и негодованием против его врагов.

Стихотворение мгновенно распространилось в списках и принесло Лермонтову широкую известность.

Основную тяжесть вины Лермонтов перенес на общество и его верхушку – “новую аристократию” (“надменные потомки/ Известной подлостью прославленных отцов” ) , не имеющую за собой опоры в национальной исторической и культурной традиции и составлявшую в столице ядро антипушкинской партии, сохранившей к поэту и посмертную ненависть.

Заключительные 16 строк стихотворения (написанные позднее, 7 февраля) были истолкованы при дворе как “воззвание к революции” . 18 февраля 1837 Лермонтов был арестован; началось политическое дело о “непозволительных стихах” . Под арестом поэт пишет несколько стихотворений: “Сосед” (“Кто б ни был ты, печальный мой сосед” ) , “Узник” , положивших начало блестящему “циклу” его “тюремной лирики” : “Соседка” , “Пленный рыцарь” (оба – 1840) и др. В феврале 1837 был отдан высочайший приказ о переводе Лермонтова прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ; в марте он выехал через Москву.

Простудившись в дороге, был оставлен для лечения (в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске, апрель–начало мая – 1– ая половина сентября 1837) ; по пути следования в полк он “изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, В Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами, ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов...” (письмо Раевскому, 2–я половина ноября – начало декабря 1837) , в ноябре был в Тифлисе, где, по–видимому, возникли связи с культурной средой, группировавшейся вокруг А. Чавчавадзе (тестя Грибоедова ) , одного из наиболее значительных представителей грузинского романтизма.

Лермонтов близко соприкасается с народной жизнью, видит быт казачьих станиц, русских солдат, многочисленных народностей Кавказа. Все это проецируется в его творчество, в частности, утвердив в нем фольклористические интересы; в 1837 он записывает сказку об Ашик – Керибе (“ Ашик – Кериб ” ) , стремится передать колорит восточной речи и психологию “турецкого” (тюркского, по–видимому, азербайджанского) сказителя; в “Дарах Терека” , “Казачьей колыбельной песне” , “Беглеце” из фольклорной стихии вырастает народный характер, с чертами этнической определенности. В Пятигорске и Ставрополе он встречается с Н. М. Сатиным , знакомым ему по Московскому пансиону, Белинским, доктором Н. В. Майером (прототип доктора Вернера в “Княжне Мери” ) ; знакомится с ссыльными декабристами (В. М. Голицыным, В. Н. Лихаревым, М. А. Назимовым) и близко сходится с А. И. Одоевским, памяти которого посвятил прочувственное стихотворение (“Памяти А. И. Одоевского” ) . Люди “поколения 1820– х ” , в частности декабристы (Назимов, позднее Лорер ) , ощущали в Лермонтове представителя иного поколения, зараженного скептицизмом и социальным пессимизмом и скрывающего от окружающих свой внутренний мир под маской иронии и общественного индифферизма . Внешне это нередко выражалось у Лермонтова в стремлении уклониться от разговора на серьезные темы, в ироническом отношении к восторженности и исповедальности ; такая манера держать себя оттолкнула в 1837 Белинского, привыкшего к философским спорам в дружеских кружках. Между тем для самого Лермонтова эти встречи и разговоры стали творческим материалом: он получал возможность, по контрасту, осмыслить социально–психологические признаки своего поколения.

Результаты этих наблюдений будут обобщены в образе Печорина и в “Думе” . Во время ссылки и позднее особенно раскрылось художественное дарование Лермонтова, с детства увлекавшегося живописью. Ему принадлежат акварели, картины маслом, рисунки – пейзажи, жанровые сцены, портреты и карикатуры; лучшие из них связаны с кавказской темой.

Кавказская ссылка была сокращена хлопотами бабушки через А. Х. Бенкендорфа . В октябре 1837 был отдан приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский (в Новгородской губернии) , а затем в лейб –гвардейский Гусарский полк, стоявший в Царском Селе. Во второй половине января 1838 Лермонтов возвращается, а с середины мая 1838 обосновывается в Петербурге. 1838–1841 – годы его литературной славы. Он сразу же попадает в пушкинский литературный круг, знакомится с Жуковским, П. А. Вяземским, П. А. Плетневым, В. А. Сологубом, ближе с В. Ф. Одоевским, принят в семействе Карамзиных, которое становится наиболее близкой ему культурной средой: он принимает участие в домашних спектаклях и развлечениях, устанавливает дружеские отношения с постоянными посетителями салона: Смирновой– Россет , И. П. Мятлевым (с которым обменивается шуточными посланиями) Ростопчиной ; у Карамзиных Лермонтов накануне последней ссылки читал “Тучи” . В 1840 в Петербурге отдельными изданиями выходят единственный прижизненный сборник “Стихотворения” и “Герой нашего времени” . Популярность Лермонтова открыла ему двери в великосветское общество, в которое он стремился войти в целях психологического и социального самоутверждения. В 1838–1840 Лермонтов входит в “Кружок шестнадцати” – аристократическое общество молодежи, частью из военной Среды [К. В. Браницкий –Корчак, И. С. Гагарин, А. Н. Долгорукий, Столыпин ( Монго ) и др. ], объединенного законами корпоративного поведения и политической оппозиционностью участников, и, по некоторым данным, играет в нем первенствующую роль. В феврале 1840 на балу у графини Лаваль у Лермонтова произошло столкновение с сыном французского посланника Э. Барантом ; непосредственным поводом было светское соперничество – предпочтение, отданное Лермонтову кн. М. А. Щербатовой [адресатом стихотворений “На светские цепи...” , 1840; ей же посвящена “Молитва” (“В минуту жизни трудную” , и, возможно, стихотворение “Отчего” ], которой был увлечен Барант и в 1839–1940 увлечен Лермонтов. Ссора, однако, переросла личные рамки и получила значение акта защиты национального достоинства. 18 февраля состоялась дуэль, окончившаяся примирением.

Лермонтов тем не менее был предан военному суду; под арестом (Ордонанс– гауз , Арсенальная гауптвахта) его навещают друзья и литературные знакомые, в т.ч.

Белинский, вынесший сильное впечатление от разговора и самой личности Лермонтова ( “– письмо Боткину 16–21 апреля 1840) . Под арестом состоялось новое объяснение Лермонтова с Барантом , ухудшившее ход дела. В апреле 1840 был отдан приказ о переводе поэта в Тенгинский пехотный полк в действующую армию на Кавказ. 3–5 мая Лермонтов выехал из Петербурга; в Москве был на именинном обеде Н. В. Гоголя (с А. И. Тургеневым, Вяземским, Е. А. Баратынским, Хомяковым, Самариным; с последним сошелся ближе других) ; посещал дом Н. Ф. и К. К. Павловых. В июне он прибывает в Ставрополь, в главную квартиру командующего войсками Кавказской линии генерала П. Х. Граббе , а в июле уже участвует в постоянных стычках с горцами и в кровопролитном сражении при реке Валерик . Очевидцы сообщали об отчаянной храбрости Лермонтова, удивлявшей кавказских ветеранов. В начале февраля 1841, получив двухмесячный отпуск, Лермонтов приезжает в Петербург. Его представляют к награде за храбрость, но Николай I отклоняет представление. Поэт проводит столице 3 месяца, окруженный вниманием; он полон творческих планов, рассчитывая получить отставку и отдаться литературной деятельности. Его интересует духовная жизнь Востока, с которой он соприкоснулся на Кавказе; в нескольких своих произведениях он касается проблем “восточного миросозерцания” (“Тамара” , “Спор” ) . 14 апреля 1841, не получив отсрочки, Лермонтов возвращается на Кавказ. В мае он прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения на минеральных водах. Он испытывает прилив творческой активности; в его записной книжке, подаренной накануне отъезда В. Ф. Одоевским, один за другим следуют автографы “Сна” , “Утеса” , стихотворения “Они любили друг друга...” , “Тамара” , “Свиданье” , “Листок” , “Выхожу один я на дорогу...” , “Морская царевна” , “Пророк” (к этим и многим другим лермонтовским текстам обращались известные русские композиторы: А. Л. Гурилев , Ц. А. Кюи, А. С. Даргомыжский, А. Е. Варламов, Н. А. Римский–Корсаков и многие другие) . Однако предписания из Петербурга категорически требуют, чтобы он находился в полку. В Пятигорске Лермонтов находит общество прежних знакомых, и в том числе своего товарища по Школе юнкеров Мартынова. На одном из вечеров в пятигорским семействе Верзилиных шутки Лермонтова задели Мартынова, человека неумного и болезненно самолюбивого. Ссора повлекла за собой вызов; не придавая значения размолвке, Лермонтов принял его, не намереваясь стрелять в товарища, и был убит наповал.

Неясность некоторых обстоятельств дуэли позднее порождала в лермонтовской историографии версии об организованном убийстве или заговоре, не имеющие достаточных оснований.

Подобные работы

Толстовские традиции в романе М.Шолохова "Тихий Дон"

echo "Именно поэтому так рано пришла к нему зрелость, так глубоко и органически воспринял он художественные традиции прошлого. Уже в ранних рассказах явственно проявилась естественность сопряжений с р

Александр Александрович Фадеев "Молодая гвардия"

echo "Александр Фадеев необычайно цельный в своих устремлениях писатель. Каков он, человек будущего, каковы те условия, в которых человеческая личность может, развивается гармонично, обретая черты сов

Зачет по русскому языку

echo "Вербальное и невербальное общение как вид взаимодействия людей. Язык как языковая система передача информации. Виды общения. Условия эффективности бытового общения. 2. определение понятия «куль

Лингво-стилистический анализ текста

echo "Лингвостилист. анализ». Уровни понимания. Понятие лингвостил. анализа худ. текста неоднозначно. Обычно проблему лингв-го анализа и интерпретацию текста рассм. в связи с проблемой понимания её

Языкознание

echo "Понятие системы и структуры в языкознании. Уровневая модель языковой структуры. (Лекция). Казанская лингвистическая школа. (Амирова, Березин). Понятие знака и знаковой системы. Основные свойст

Салтыков-Щедрин "Господа Головлевы"

echo "Краткая характеристика героев. 4. Заключение. Значение творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина в русской литературе и жизни русского общества. Никто не карал наших общественных пороков словом более

Историческое значение вечной книги - словаря В.И. Даля

echo "Реферат на тему: « Историческое значение вечной книги - словаря В . И . Даля » Выполнила: студент 1го курса Группы: 230301 Шалимов М. Н. Г.Кашира 2008год План реферата. 1. Введение. 2. История с

Биография М. А. Шолохова

echo "Официальная советская наука нередко замалчивала многие из тех событий, свидетелем или участником которых был писатель, да и сам он, судя по воспоминаниям современников, не любил афишировать подр